Интервью с редакторами журнала «СКОБЫ»

В современных условиях появляется все больше новых неожиданных форматов, и литература, конечно, не исключение. Сегодня на просторах сети появился журнал прозы — «СКОБЫ». В нем можно будет найти тщательно отобранные художественные тексты современных авторов, за которыми захочется следить после прочтения.

- Реклама -

СКОБЫ — это реализм, искренние переживания авторов, уложенные в лаконичный дизайн.

Мы поговорили с главными редакторами издания о рисках запуска журнала, разочарованиях и ожиданиях от современной литературы, будущих целях и амбициях

Почему вы решили запуститься ? Как вы собрали редакцию ?

При создании журнала мы руководствовались целью дать возможность молодым авторам быть услышанными. Сейчас непростое время для большой и малой прозы: текстов рождается много, истории соседствуют с коммерцией – конкуренция сейчас велика и не всегда дает шанс вооруженным лишь умением и желанием писать. Особенно если готовую работу сложно классифицировать. 

Идея создания литературного журнала стала естественным выходом в сложившихся обстоятельствах – наладить связь между читателями и авторами, с обеих сторон заинтересованными, но пребывающих в неведении друг относительно друга. 

Перед нашим интервью вы отметили, что СКОБЫ существуют в оппозиции к глобальным литературным процессам. Как можете охарактеризовать вашу позицию ?

Изначально идея и позже набор авторов возникли именно как реакция на иерархичность толстых журналов, литературных ресурсов. Строгая подгонка, отбор материалов под «формат» издания, где по итогу часто теряется самостоятельность текстов, и превращается в литой и одноликий продукт издания. Здесь этого не было, и работали скорее из идей соединения(отсюда название) разнородных элементов, очень разных авторов, разных стилей, посылов с максимальным сохранением их отдельного веса. Отказ от формата и возвращение к простому фильтру: «хороший текст или нет».


Как именно вы высказываетесь относительно цензуры ? Выходят за вас говорят материалы ?

Мы обходим откровенно жесткие и экстремистские тексты. Но опять же, «цензура» и «цензурирование» — это довольно обтекаемые понятия. В первом выпуске, у нас собралось довольно много текстов, которые в любых других литературных журналах были бы завернуты. Скажем из-за мата. Абсолютно нормальное явление. Хоть и не всегда корректное в отношении произведения. Не всегда все сводится к фигуре автора, его речи или каким-то другим особенностям. Это вопрос того, чего требует само произведение. Автор же, в свою очередь, волен сам выбирать методы создания любых «динамических изменений» — какими бы они ни были. Мы никогда не «заворачиваем» произведения изначально, наткнувшись на какой-то триггер. Да, они присутствуют. Но, важно переключиться с роли редактора на роль читателя. Понять вредят или не вредят эти компоненты произведению. Это и определяет грани цензурирования.

Расскажите о ваших анти-референсах? Просто: чего никогда не будет в вашем журнале?

Фантастики, поэзии, например. Опять же, это на самом деле очевидные ответы на очевидные вопросы. У писателей-фантастов есть достаточно ресурсов для развития. Есть специализированные журналы\издательства. У поэтов регулярно проходят чтения, выходят различные сборники. И в том, и в другом случае существует довольно много поддержки. Но здесь вполне логично будет вернуться к вопросу о цензуре. 

С тех пор, как издательства вроде Ad Marginem перестало издавать художественную литературу, прошло значительное время. Естественно, не благодаря усилиям только этих конкретных издателей, но был создан прецедент. ЖЖ потерял свою актуальность, уступив место Instagram и видео-блогам на YouTube. Но, на proza.ru все еще продолжают публиковать произведения. Их все еще читают. Потребность в прозе не пропала. Упразднили определенные премии, что безусловно прискорбно. Но, давайте говорить с позиции издателя. Премии, их возможности, всегда диктуются финансированием. У нас его нет. Журнал «СКОБЫ» — это коллектив профессионалов разных сфер. Помимо наших авторов, нас так же связывают определенные обязательства членов редколлегии. И в первую очередь – желание дать авторам как можно больше свободы. Да, самоцензура есть всегда. Мы не станем публиковать политическую прозу, поскольку, очевидно не стремимся к политизации литературы. Мы не станем публиковать откровенную фантастику. Вместе с этим, мы оценим эксперименты. Игры с формой и структурой. И всегда рады возможности открыть для себя что-то новое. Прежде всего, как читатели. 

Выходит все сводится к эдакому неформату ? 

Литературными процессами нельзя управлять или как-то классифицировать. Их движение определяют сами авторы. А «формат» и «неформат» — это просто маркетинговые термины. Да, сейчас, они приобрели какую-то около литературную классификацию. Очень упрощенно: неформат – это все, что не издается. Или издается локально. Преимущество литературы вне формата – как раз в отсутствии этого формата. Такие произведения похожи на неожиданные встречи – они могут быть разными – забавными, страшными, несущими философские настроения или даже отталкивающими, но безусловно дающими новый читательский опыт. Это в корне отличается от тех ощущений, когда берешь семнадцатый томик знакомого тебе автора и погружаешься в комфортное чтение, где ничто не может удивить. Наш мир и, соответственно, мир литературы, дают нам столько разных встреч, что не заскучать не получится.

Что больше всего зацепило из работы редакции ? Почему вы выбрали именно этих людей ?

На момент формального основания журнала, у каждого из членов редколлегии «СКОБ», имелся определённый окололитературный опыт. Мы работали переводчиками, журналистами, писали статьи о книгах и авторах, брали интервью у писателей и невольно анализировали нынешнее состояние литературы. Прежде всего с позиции читателей. Ведь, всегда важно дистанцироваться от того, что ты делаешь. Хоть и не всегда легко.

В любом деле, где присутствует творчество, непременно есть личные впечатления, некая субъективность. От нее нельзя избавиться полностью, но мы старались минимизировать ее обсуждениями, прислушиваясь к мнению друг друга. В пользу объективности говорит и опыт, без него бы сложно было организовывать такую работу. Мы прочли не одну сотню страниц рассказов, чтобы создать журнал таким, каким его могут видеть читатели. Поиск авторов проходил на самых разных ресурсах, в том числе, и офлайн.

Как и где вы ищете авторов ?

Поиск авторов проходил на разных этапах. Как мы отметили ранее – не только в онлайне. К примеру, Тимофея Норвегова, наша коллега обнаружила случайно – на открытых литературных чтениях в городе Тамбове. Для Тимофея эта публикация станет первой, с чем мы его поздравляем. 

В других случаях, мы ориентировались на относительную неизвестность авторов именно как прозаиков. К примеру, так получилось в случае с Анной Репман, которая до этого публиковала практически только поэзию. 

Мы заранее исключили из поиска любые толстые литературные журналы, любые издания связанные с так называемой «лит.тусовкой». Мы изучали форумы, различные конкурсы, на которых авторы представляли свои работы. Безусловно, не всех из заинтересовавших нас авторов получилось привлечь. Например, несколько из потенциально-отобранных нами авторов, на тот момент находились в процессе работы. Было понятно, что бессмысленно торопить их со сроками – подобная практика разрушительна для идиллии творческого процесса. Вместе с этим, на данный момент у нас есть несколько потенциальных авторов для второго выпуска. И мы безусловно надеемся, что по числу авторов он будет больше – как раз за счет неизвестных или малоизвестных авторов.

Будет ли у молодых авторов возможность попасть к вам ? Будет ли какой-то отбор ?

Сейчас авторам, желающих публиковаться в нашем журнале возможно связаться с нами. Контактные данные размещены на странице «Связь с редакцией». В свою очередь, мы не будем сидеть сложа руки и продолжим поиск талантливых писателей. 

В содержании первого выпуска у вас присутствуют только произведения авторов. Планируете ли вы расширять разделы ? Добавлять критику ? Анонсы и так далее — как СМИ в какой-то степени ?

Пока что таких планов нет. Первостепенной задачей было объединить тексты на их собственных правах. И выпускать в медиа море не одинокими лодочками, а одним мощным плотом. Но стараемся прислушиваться к журналу и к тому, чего будут требовать материалы, и что диктовать органическое развитие собираемых, присылаемых материалов.

Тогда выходит, под каждый выпуск вы отбираете материал по предпочтениям редакции, без общей тематики или повестки? Значит, количество материала может меняться?

Верно, действуем в параметрах постоянного, нерегламентированного open call-а для авторов. Тематика выпуска для материалов заранее не дается. Освещение определенных тем и вопросов никогда задачей не стояло. Сначала и правда отталкиваемся от простой читательской чуйки: что хорошо сделано, что интересно, свежо читается, что, как читателям, хотелось прочитать. Но затем сами собранные материалы могут подсказать мотив, сложится в повестку и задать тему, и уже под нее ведется дополнительный специальный поиск. 


Не боитесь ли вы, что читателю может надоесть такой формат ?

В первую очередь следует понимать, что писатели-это тоже читатели, которые работают в той же среде. Поэтому сами тексты всегда прямо или косвенно отзываются на время, настроения читателей и меняются согласно им. А что касается формата, то думаем, что он получился максимально открытый и неформальный, нет строгой формулы, которая и правда может быть быстро схвачена, понята и отброшена читателем. По сути, это проза, какая она есть, с минимальными изменениями и вмешательствами со стороны посредника-издания как такового. А проза читается, и никуда не собирается уходить.

- Реклама -

Еще на эту тему