«Карта ответственности»: кто здесь убирает? Новый проект из Питера

История о том, как бывшие студенты пытались узнать, кто здесь убирает и составили целую карту ответственности. На карте можно найти, кто ответственен за уборку дворов, водоемов, дорог и парков. Проекта пока на стадии тестирования.

Меня зовут Алина, я выпускница НИУ ВШЭ СПб и исследовательница местного самоуправления. Полгода назад мы с командой студентов-политологов из Вышки и СПбГУ запустили свой проект по сбору и обработке геоданных об уборке в Петербурге.

Прозрачных и доступных данных, которые еще и визуализированный понятно для обычных горожан — такое в городе у нас не очень распространено, а потому мы решили переквалифицироваться из гуманитариев в разработчики и собрали интерактивную карту.

Мы обзвонили городские службы и комитеты, чтобы выяснить, кто ответственен за уборку скверов, дорог, водных объектов, набережных, и у нас получилась Карта Ответственности.

YS: Привет, Алина! Скажи, почему у нас так сложно понять, кто ответственен за территорию?

Это хороший исследовательский вопрос, возможно, станет нашим будущим проектом в “Мосте”. Причин может быть много.

Во-первых, комитеты просто не понимают, зачем публиковать данные в открытом доступе для горожан. Поэтому сложно понять — неоткуда узнать.

Во-вторых, нет цифровой культуры. Те данные, которые обычно есть на официальных сайтах городских комитетов, часто страшные и корявые. Обычно это массивные эксель-таблицы, а не красивая, понятная инфографика. Ты их открываешь, пугаешься и закрываешь. Но тут не только в культуре проблема, сколько еще и в перегрузе.

Я себе представляю какого-нибудь старшего специалиста какого-нибудь цифрового отдела, которому прилетела задача опубликовать данные, а он и так безвылазно сидит в экселе и выгружает хоть что-нибудь в любом виде, лишь бы от него отстали.

В итоге только такие “лишь бы отстали” данные” у нас есть. Очень  хорошие данные собирают и обрабатывают профессиональные НКО. Мы в “Мосте”, например, тоже НКО. Но эта деятельность редко поддерживается и финансируется, а на добровольной основе обрабатывать гигантские массивы очень тяжело.

YS: Что у вас за организация «Мост»?

“Мост” — это студенческий аналитический центр. Мы работаем, в основном, в Санкт-Петербурге, но у нас есть отделение и коллеги в Екатеринбурге.

Где-то в 2020 году у студентов-политологов и профессора НИУ ВШЭ Александра Юрьевича Сунгурова возникла создать молодежную фабрику мысли, где ребята вне университета могли бы делать прикладные проекты про город и для города.

Зарегистрировали НКО, занимались в основном просветительскими проектами. Например, вели тренинги для старшеклассников по гражданскому образованию, вели Клуб истории 90-х, а еще продолжаем выпускать научный ежегодник Public Policy Generation.

В начале 2022 года я стала руководить “Мостом”, и произошел небольшой перекос проектов в сторону урбанистики и городских исследований. Сейчас у нас два больших “городских” проекта: исследование велоактивистов и “Карта ответственности”.

YS: Как пришла идея проекта?

Идея пришла год назад, но трудно сказать, что именно стало триггером. Несколько человек в “Мосте”, включая меня, писали дипломы и диссертации о городской политике и собирали данные. А собирать данные — это большая проблема, их либо нет, либо они в неперевариваемой человеком форме, либо старые, либо еще чего с ними не так. 

Еще были ребята, которые изучали государство и цифровизацию. В частности, всякие платформы, через которые горожане отправляют жалобы на ямы, мусор и прочие невзгоды.

Мы обсуждали, что у таких платформ есть проблема — жители кидают жалобу куда-то, а куда именно ее направить, решает модератор. То есть, горожане редко когда в курсе, кто вообще решает их проблему.

Пазл сошелся, и зародилась идея запустить проект, где мы, во-первых, соберем в одном месте и в визуально понятной форме актуальные данные, а во-вторых, это будет проект про ответственность за решения. Для пилотной версии проекта сошлись на вопросе уборки и выбрали для себя области зеленых насаждений, водных объектов, дорог и дворовых территорий. 

YS: С какими проблемами столкнулись при сборе данных?

Мы слишком оптимистично оценивали степень проблем с доступностью городских данных в Петербурге. У нас было ощущение, что мы живем во втором по значимости мегаполисе страны, и да, у нас нет таких качественных данных, как в столице, но мы сможем найти их в разрозненных источниках и привести в единый приличный вид. В итоге оказалось, что данные в виде отрисованных слоев отчасти найти можно, но вот найти ответственных очень сложно.

Периодически наша команда превращалась в колл-центр: мы обзванивали комитеты и службы.

Были смешные истории, когда мы пытались выяснить, кто убирает Финский залив. Куратор нашего проекта Аня позвонила больше 12 раз в Комитет по природопользованию, по разным телефонам Росприроднадзора и Невско-ладожского БВУ, и никто не захотел брать на себя ответственность за уборку залива.

Еще мы были слишком амбициозны, думая, что достаточно нескольких месяцев на сбор данных по управляющим компаниям. Кто же знал, что слой по управляющим компаниям сам по себе займет у нас времени столько же, сколько весь проект. Даже в одном доме может быть несколько УК, мы этого не знали. 

YS: Произошли какие-то изменения в качественном плане?

Как бы возвышенно не звучало, в первую очередь изменения произошли в нас. У меня, например, не было опыта в документальном сопровождении проектов, а после того, как мы выиграли грант, все ведение отчетности и финансовых документов легло на меня.

Наша команда изначально состояло во многом из исследователей-качественников. Это те ребята, которые для своих исследований берут интервью, а не стоят математические модели. Многие не знали, что такое “полигон”. Мы смогли организовать экспресс-курс по работе с ГИС, и люди, которые практически не сталкивались с прикладными навыками, выходили от нас с навыками работы в QGIS, R и geojson io.

YS: Кто вас поддержал? За чей счет банкет?

Вся работа по сбору и обработке данных — это наша добровольная работа. Нам нужны были средства на то, чтобы создать сайт. Со стороны он может выглядеть просто, но на самом деле это был очень сложный процесс — встроить общедоступную карту и встроить на нее свои собственные слои. Эти расходы мы смогли покрыть благодаря небольшому гранту, который выиграли в Комитете по молодежной политике. 

YS: Уже получали обратную связь от жителей?

Да! На самом деле, проект дался нам достаточно тяжело. Когда я вижу, что новость о Карте опубликовали районные группы, я сразу бегу в комментарии. И ни одного плохого комментария я еще не встретила. В основном я вижу что-то вроде “ребята молодцы”, “хорошая идея”, “надо поддержать”. И вся эта тяжесть спадает, когда видишь добрые отзывы.

Виталий Кривошеев
Виталий Кривошеевhttps://vk.com/krivosheyev
Специалист по работе с молодежью. Руководитель проекта "Янгспейс".

😉 Заинтересовал Янгспейс?

ТОП-5 за день

Что нового?