Кристофер Зейшегг, писатель и фронтмен группы Chiildren, также известен под именем Danny Wylde. В интервью журналу Young Space он рассказал о своей новой книге — романе «Body to Job», отношении к литературе и писательскому процессу и дал совет начинающим свой творческий путь.

Ваш роман «Body to Job», рассказывающий об изнанке порно-индустрии, был написан по материалам Вашего блога. Насколько сложным был процесс написания? Можно ли его назвать итогом карьеры порноактера?

«Body to Job» — это мемуары о моей жизни в порноиндустрии, где некоторые главы плавно перетекают в вымышленные истории.

В прошлых интервью я упоминал, что фрагменты книги изначально появились на моем старом блоге. Но я бы не сказал, что «Body to Job» основывается на блоге. Просто мой блог был посвящен моему опыту в индустрии для взрослых. Мне не нужно было писать примерно одно и то же дважды.

Сложным ли был процесс написания? Для меня написание является трудным. Мне нравится сама мысль о писательстве. Мне нравится, когда я уже закончил это дело на сегодня. Это похоже на посещение спортзала. Это в конечном итоге заставляет чувствовать себя хорошо, но мне не всегда нравится сам процесс.

Если вы спрашиваете: «Было ли это эмоционально сложно?» Только в начале; при концептуализации; когда я думал о моменте конфликта, о неудавшейся любви, о потере работы или о чем бы то ни было. Но я не могу быть погруженным в эти мысли, когда пишу. Я должен думать о словах и о том, как они звучат вместе. Не о любви, сексе или о желании убить себя. Если бы я думал об этом во время написания, ничего не получилось бы.

В романе «Body to Job» Вы ведете откровенный разговор с читателем, дополняя реальные истории вымышленными вставками. Как Вы считаете, важно ли читателям и зрителям видео для взрослых понимать, что происходит за кулисами? Может ли такое знание разрушить ореол таинственности и романтизма и нужен ли в принципе этот ореол?

Я не думаю, что для зрителей взрослых видео важно знать, что происходит за кулисами. Конечно, я считаю, что зрители должны иметь некоторую базовую медиаграмотность и понимать, что они смотрят вымышленный снятый материал.

Возможно, были некоторые случаи, когда я только начал писать в свой блог, когда я хотел доказать свою правоту . У меня было несколько политических идей на повестке дня: бороться с остракизмом или упрекнуть анти-порно феминизм. Теперь мне плевать на это. Не то чтобы эти вопросы не актуальны в настоящее время. Я просто не думаю, что искусство или средства массовой информации являются эффективным политическим инструментом. По крайней мере, меня больше не интересует попытка изменить чью-то точку зрения своей книгой.

Я больше забочусь о качестве истории и о том, чтобы читатель не скучал.

Для того, чтобы ответить на ваш вопрос о знаниях, в частности, о знании закулисья порно: я думаю, что есть некоторая правда в том, что определенное знание может разрушить тайну и романтику порно. Я едва ли могу смотреть порно для удовольствия. Но это приходится делать для производственного процесса порно и пост-продакшн. После шестнадцати часов на съемочной площадке, работе с освещением или звуком, последнее, что я хочу сделать, это смотреть подобный материал.

Вы разделяете свои имена в различных сферах работы, с чем связан такой выбор? Участвует ли имя Danny Wylde в каких-либо других проектах, кроме порно-индустрии?

Я просто изменил все свои данные в социальных сетях, так что они больше не отражают имя Danny Wylde или @dannywylde. Раньше была какая-то польза, например, для фанатов, которые знали меня только под этим именем. Но моя личная работа все меньше и меньше связана с порно. Сейчас, когда я пишу о порно или сексе, как о работе, я не пытаюсь сделать их эротичными.

У меня есть учетная запись OnlyFans с дурацкими видео, которая все еще связана с именем Danny Wylde. Мои книги выпущены под именем «Christopher Zeischegg aka Danny Wylde», но я надеюсь отсечь псевдоним в следующем релизе.

Насколько я знаю, Вы сейчас работаете над новой книгой. Расскажите, о чем она будет?

Она еще не готова и не передана издателю. Поэтому я не решаюсь выдавать слишком много информации. Пока я могу сказать, что это немного беллетризованная автобиография с элементами хоррора.

Будет ли продолжение направления, заданного романом «Come to my Brother», историй о вампирах? Считаете ли Вы, что это направление нуждается в свежем взгляде после нашумевших романов Стефани Майер?

Возможно, нет. Если есть возможность, в которой есть смысл, я не против пересмотра материала о вампирах. Но «Come to my Brother» — очень молодой роман. Он не отражает того, что я думаю о сегодняшнем времени. Я начал писать его, прежде чем услышал о Стефани Майер. Популярность серии «Сумерки» заставила меня смутиться рассказывать о моем романе спустя годы после его публикации. Люди начали ассоциировать всю вампирскую фантастику с «Сумерками».

Очевидно, что я предпочитаю эстетику той среды, в которой нахожусь сам, — таких писателей, как Поппи Зэд Брайт, — всему тому, что создала Стефани Майер. Но мне не нужно тратить еще год или два, занимаясь подобным проектом.

                     Кристофер на Lambda LitFest — Лос-Анджелес. Фото:Instagram

Какое значение для Вас имеет литература? Когда Вы впервые задумались о написании книг?

Я точно не знаю, что она значит.Я сделал литературную работу своим основным способом художественного выражения, потому что это уединенный акт. Мне не нужно работать с кем-либо до редактирования и публикации.

С музыкой, фильмом и большинством других художественных проектов мне нужны деньги или оборудование или программное обеспечение. Мне нужны люди, которые готовы сотрудничать со мной.

В написании книг есть только я и блокнот. Я могу быть снисходительным к себе и работать в любом темпе, который мне подходит — если это не коммерческий проект, конечно. Но мои книги не написаны ни с чьей-либо помощью, ни с бизнес-планом. На этом все заканчивается.

Когда я впервые подумал о написании книг? Вероятно, в старшей школе. Когда я был подростком, я написал рукопись размером с роман. Она была ужасна. Никто и никогда ее не увидит.

Ваши проекты: литературные, музыкальные, кинематографические объединены интересом к хоррорам. Расскажите, будет ли эта тема продвигаться дальше в Вашем творчестве?

Несомненно.Я думаю, что для большинства людей, поскольку мы стареем — наше искусство, вкус, чувство эстетики и тому подобное, имеет много общего с ностальгией; с тем, что меняло нас в годы становления личности.

Агрессивная музыка (в основном, андеграунд-металл) и фильмы ужасов были моей «вещью» в детстве.

Мне до сих пор нравится театральность исполнения блэк-метала; то, как насилие и мифология используются, чтобы ежедневно переносить потери, депрессию, одиночество и другие страдания.

Мой роман «The Wolves That Live in Skin and Space» — это своего рода экзистенциальная история ужасов. «Body to Job» движется в направлении хоррора в заключительных главах. Мой новый роман продвигает эстетику ужасов дальше на сверхъестественную территорию.

Можно ли сказать, что Ваши книги являются литературной адаптацией хардкора? Насколько на Вас повлияло как на автора творчество таких групп как Minor Threat, Youth Of Today и 7 Seconds?

Я не очень люблю хардкор или панк-музыку. Есть группы, такие как Converge — которые смешивают хардкор и металл, которые повлияли на меня. Но большая часть музыки, которую я слушал в подростковом возрасте и в молодости была металлом: дэт-метал, блэк-метал, металкор и и т. д. Хардкор разделяет определенную чувствительность с андеграунд-металлом. Оба жанра агрессивны, эмоциональны и входят в культуру DIY.

Различия могут не иметь значения для тех, кто не рос в этой среде. Но если выразиться точнее: какое бы влияние ни оказывала музыка на мои работы, это было влияние металла.

Вы играете в группе Chiildren , путешествуете в туре с концертами. Думали ли Вы о том, чтобы описать в романе этот опыт?

Да, я в индастриал-металл группе под названием Chiildren. Мы практически не даем концертов. Единственный тур, в который мы отправлялись в 2018 году, набрал небольшую аудиторию слушателей. Мы не очень популярная группа. Мне не о чем писать в отношении гастролей. Chiildren — это скорее аудиовизуальный проект для меня, чем процесс гастролирования.

Работа над книгой подразумевает какое-то пространство автора, работа над песней — это всегда ограниченное число слов и времени. Насколько идейными можно считать Ваши песни в этом отношении?

Я не думаю, что песни Chiildren идеологичны. Лирика не важна. Она в основном состоит из мрачных шуток, произносимых категорично. Я бы предпочел, чтобы никто не знал, о чем я кричу. Здесь важнее настроение, которое мы создаем.

Помимо одного записанного кавера на Рианну, вокал в основном подчеркивает инструментальную часть.

Вы очень смелый человек, раскрывающий свой потенциал с различных сферах творчества. Какой совет Вы можете дать тем, что только начинает свой путь?

На мой взгляд, один из самых больших подарков, которых дало мне порно, это время. Я получал относительно большие деньги, работая буквально несколько часов. Поэтому, когда я окончил школу, у меня были эти дополнительные несколько лет, чтобы изучить свои идеи в сфере музыки, писательства и другого. Я не был обременен стрессом от работы на полный рабочий день.

С тех пор все изменилось. Бывают недели, когда я работаю по 80 часов. Это отстой. Но это то, что я должен сделать прямо сейчас, чтобы зарабатывать на жизнь в Лос-Анджелесе. Единственная причина, по которой я продолжаю писать, — это привычка, которую я развил в себе до того, как я стал задолбанным обязательствами взрослой жизни.

Мой лучший совет — сделать столько работы, сколько сможете, в то время, пока вы не будете похоронены под финансовой ответственностью и задолженностями. Чтобы ваше искусство или что-то важное для вас стало частью вашей рутины, независимо от того, что происходит в жизни.Или выйти замуж за кого-то богатого.

Я узнал, что большинство «интересных» творцов, которые восхищали меня в молодости, не зарабатывали деньги, занимаясь своим «интересным» искусством. Они были либо уже достаточно богаты, чтобы начать дело, либо понимали необходимость стабильного дополнительно заработка.
Найдите для себя подобную работу (потому что нищета — это не забавно). Сделайте свое искусство привычкой; тем, без чего вы не сможете обойтись.


English Version Of Interview

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here