Стюарт Хоум известен в России по таким произведениям, как «69 мест, где надо побывать с мертвой принцессой», «Медленная смерть», «Отсос». В интервью журналу Young Space писатель рассказал о новых работах, отношению к социальным сетям и о сексуальной магии, а также объяснил, почему его ранние романы актуальны сегодня.


В России Ваши книги являются культовыми, новые читатели ищут их и открывают мир Ваших книг в 2018 году. Как вы считаете, является ли актуальным посыл ваших романов, смогут ли они донести нужные мысли до умов читателей?

Капитализм идет назад, поэтому мои старые книги становятся более актуальными с каждым прошедшим днем. Конечно, я также пишу новые книги, но я пока не разрешаю публиковать их, потому что они слишком далеко впереди по кривой времени, чтобы быть понятыми большинством людей. Мне нужно дождаться, чтобы мир догнал меня – а это может занять некоторое время. У меня есть поэтический сборник, опубликованный в этом году под заголовком «SEND CA$H», но многие из этих стихов очень старые! Также недавно опубликовал на английском языке мою non-fiction книгу «Re-Enter The Dragon», которая в основном рассказывает о фильмах семидесятых и восьмидесятых годов про боевые искусства, которые иронизируют над кино с Брюсом Ли. Эта книга о кино достаточно своевременна, потому что речь идет о старом дерьме. Поскольку я часто был на пять, десять и даже больше лет впереди своего времени, читатели все еще могут использовать мою прозу, чтобы стереть ложные идеи и заменить их лучшими.

Вы часто упоминаете о том, что пишете не для широкого круга читателей. Кто эта категория людей? Как вы можете охарактеризовать вашего читателя?

Я не пишу для тех, кто любит традиционную литературу и кто думает, что для мира приемлемо продолжать идти тем путем, который есть сейчас. Мои читатели скорее всего, те, кто понимает, что пришло время создавать новый, лучший мир, где мы сможем жить в состоянии все возрастающего экстаза.

В России среди Ваших фанатов немало и девушек. Чем может объясняться такой интерес женского пола к Вашим романам?

Частично это благодаря ритуалам, которыми я занимаюсь с различными ведьмами, которые считают, что необходимо преодолеть гендер. Сексуальная магия является очень мощной, и ее конечная цель — выйти за рамки бинарных противоположностей между мужчиной и женщиной, хотя она также преследует и другие цели. Быстрый рост движения за права трансгендеров по всему миру показывает, какой мощное воздействие различные шаманские и пост-шаманские шабаши создают на этом фронте. Благодаря моему активному участию в феминистском колдовстве, мои произведения более прогрессивны на всех фронтах по сравнению с литературной нормой, и читатели-женщины склонны ценить это больше, чем мужчины. Можно увидеть попытки выступить против этого в пространстве мужских веб-сайтов и так называемое «движение за права мужчин», но в конечном итоге все реакционная бессмыслица, связанная с «альтернативными правыми», потерпит поражение.



В Ваших романах, таких как «Красный Лондон», «Отсос», «69 мест..» значительная часть повествования отводится разнообразному описанию секса. Где вы черпаете вдохновение для такого количества материала? Думали ли Вы когда-нибудь о написании сценариев к фильмам в порно-индустрии?

Было много дискуссий о том, как создать феминистское порно в Лондоне и крупных городах Северной Америки в 1980-х годах. Возможно, факт того, что мир движется назад, означает, что нам нужно вернуться к этому …. Но если не считать такие вещи, как два промо-видео, которые я написал для моего творческого альбома «Пролетарский постмодернизм» (вы можете посмотреть одно запрещенное YouTube на моем Vimeo-канале), то я действительно не думал о сценариях порнофильмов. Конечно, я знаю порнозвезду Джину Снэйк, которая появлялась в этих альбомах, хотя она покинула Лондон пару лет тому назад, чтобы вернуться в Валенсию, поэтому я не видел ее некоторое время.



Я привлекаю большое количество женщин, которые работают в секс-индустрии и любят мои книги, и, когда я занимаюсь публичными мероприятиями в Лондоне, они часто рассказывают мне о своей работе, так что это один из путей получения информации и идей. Мне кажется, я особенно привлекаю доминант, и у них обычно есть масса невероятных историй. Но даже до того, как я стал писать книги, друзья, работающие в качестве стриптизеров, рассказывали мне о том, что происходило на их выступлениях. Мне обычно гораздо интереснее разговаривать с женщинами о сексе, чем с мужчинами, а геи чаще вдохновляют меня на этом фронте, чем мужчины традиционной ориентации. Также есть множество литературы о сексе, и, конечно, я могу также опираться на собственный опыт и воображение.

Часто ли Вы проводите встречи со своими читателями? Расскажите о каком-нибудь забавном случае из встреч с читателями.

На лондонском мероприятии местный читатель появился со своей подругой из Японии. Он хотел, чтобы я пошел домой с ними и мы занялись сексом втроем. Девушка плохо говорила по-английски, поэтому было трудно понять, действительно ли хотела она того, что предлагал ее парень. Очевидно, что согласие имеет решающее значение для хорошего секса, и было очень сложно понять позицию девушки по этому вопросу, поскольку она чаще просто кивала и улыбалась, чем говорила. К счастью, там была и пришла пообщаться со мной американка, живущая в Лондоне и работающая в качестве доминанты. У нее были такие потрясающие истории, о которых она хотела мне рассказать, что ушел с ней и оставил пару решать самим, действительно ли они хотят заняться сексом втроем с кем-то.

В другой раз, читатель приютил меня в Хельсинки на время моих мероприятий в Финляндии, и в первую ночь там я настоял, чтобы я спал в его постели и что он займет диван. Он сказал, что его девушка придет домой рано утром, но он позавтракает с ней, а я смогу продолжать спать, если захочу. Хозяин дома не проснулся, когда его подруга пришла, и она прыгнула в постель ко мне, думая, что я ее приятель Когда я повернулся, проснувшийся от нее появления, она вскрикнула, выскочила из кровати и выбежала из квартиры полуголая.

В своих романах Вы описываете субкультуры, которые были подпольными и не предполагали их свободного изучения. С появлением и развитием интернета информация стала доступнее в разы. Как сильно повлияло это на описываемые Вами субкультуры? По вашему мнению, герои Стюарта Хоума могут существовать в контексте теперешнего времени?

Некоторые субкультуры рады существовать в открытом доступе в Интернете, и информацию о них найти будет очень легко. Другие предпочитают оставаться скрытыми, даже если люди ошибочно полагают, что могут узнать о них онлайн. Я думаю, что колдовство — прекрасный пример в данном случае, есть много информации об этом в Интернете, но в действительности у вас нет хотя бы намека на то, что много феминистских ведьм делают с точки зрения гендерной магии, пока вы не поболтаете с ними и не убедите доверять вам. В то время, как молодежная культура кажется ослабленной от бесконечного воздействия социальных сетей и других интернет-пространств, с некоторыми субкультурами цифровой мир на самом деле поступил таким же образом. Так что персонажи, о которых я пишу, могут измениться, но да, те, которых я решил изобразить, все еще могут существовать здесь и сейчас.

Интернет влияет на поведение людей. Они становятся более свободными, более агрессивными. Как вы оцениваете, есть ли в этом положительный эффект для свободы выбора человека? Смогут ли такие действия оказать влияние на подрыв капиталистических идей, или же это очередной виток эпохи потребления?

Влияние онлайн-жизни диалектично, но всегда изменчиво — онлайн-жизнь влияет на реальную жизнь, и наоборот. Это не хорошо и не плохо. При этом технология не является нейтральной и большие компании выяснили, как вырезать данные в интересах корпорации. Таким образом, социальные медиа в разы менее интересны и эффективны для меня, чем это было десять и более лет назад. В прежние времена было действительно очень легко распространять информацию в Интернете, если вы включите свою фантазию. Сейчас это намного сложнее. Сегодня такие компании, как Facebook, ограничивают распространение постов, если вы не платите им рекламные сборы. Я не использовал мою учетную запись VK в течение очень долгого времени, поэтому я не знаю, как там сейчас обстоят дела. Я перестал заходить VK несколько лет назад, потому что мне не нравилось то, как они пытались меня контролировать, но это не хуже того, что делает Facebook или Twitter.

В Ваших романах, наряду с другими темами, имеет место и насилие. Случалось так, что из-за Ваших книг вы попадали в переделку, угрожающую вашей безопасности и жизни?

У меня были угрозы жизни и люди, протестующие против меня на мероприятиях в прошлом, но не в последнее время. Человек, который был наиболее активным из них — британский фашист по имени Джонатан Боуден, который использовал свое положение выдающегося деятеля «новых правых», чтобы нападать на то, что он называл моим «культурным коммунизмом» — это было до того, как такую реакционную позицию переименовали в «альтернативных правых». Боуден скончался несколько лет назад, и с тех пор у меня не было никаких проблем.

В 2014 году вышел ваш новый роман «THE 9 LIVES OF RAY THE CAT JONES». Расскажите, какие проблемы Вы затрагиваете в нем, что ждет главного героя Рея Джонса?

Эта книга — слегка подкорректированная история одного из моих родственников, Рэя Джонса, который был известным преступником в Лондоне в 1950-х и 1960-х годах. Его побег из тюрьмы Пентонвилль в 1958 году попал на первую полосу всех британских газет. Он всегда хотел, чтобы кто-нибудь написал его биографию, но не застав этого при жизни, он умер в 2001 году. У меня было письмо на восемь страниц, которое он написал с подробным описанием его жизни, и заготовки для фильма, который, как он надеялся, будет снят о нем , а также множество газетных обложек, книг, в которых упоминалось его имя, и несколько моих интервью с ним. Я не верил всему, что мне рассказывал Рэй, поэтому подумал, что лучше писать книгу как вымышленную историю, хотя она, вероятно, будет точнее большинства предположительно документальных биографий преступников.



Звание писателя всегда окружено ореолом романтизма, хотя реальность всегда обстоит иначе. Наверняка вы смогли сразу развеять многие мифы относительно писательской карьеры, но были ли такие минусы, о которых вы даже не подозревали? И наоборот, какие Вы нашли неожиданные плюсы в работе писателя?

Самое страшное в призвании писателя для меня то, что люди хотят, чтобы я жил той жизнью, которую они вообразили для меня. Я могу быть очень грубым, но только когда у меня есть основательная причина быть таким. На лондонской творческой сцене моя репутация такова, будто я действительно несносный, и поэтому литературные фигуры — обычно мужчины – при нашей встрече часто говорят мне, что они разочарованы — я не так груб, как они ожидали. Это всего лишь часть людей, которые ждут от меня соответствия моей жизни и моей репутации. Что касается другой части вопроса, я очень удивлен тому, сколько людей хотят рассказать мне о своей жизни, и поскольку они часто ведут потрясающие жизни, это здорово! Впервые я был удивлен тому, фанатка моего творчества прислала мне свои трусики, она была из России, но сейчас я уже привык к тому, что читающие меня девушки отправляют мне подобные вещи.

Литература обычно приходит в жизнь посредством других писателей и их произведений. Были ли у Вас литературные наставники, произведения, вдохновившие Вас на свои работы?

Когда я рос, я никогда не сталкивался с теми, кто писал книги. Я действительно не встретил ни одного писателя, пока я сам не написал роман. Так что у меня не было литературных наставников. Это, наверное, и к лучшему, потому что это позволило мне свободно идти своим путем. Однако множество книг вдохновило меня, и мне особенно понравились четыре романа, которые Мик Норман ( Настоящее имя  Лоуренс Джеймс — прим. С.Х. ) написал в начале — середине 70-х годов о бандах мотоциклистов. Я познакомился с ним до его смерти, и он был потрясающим!

Как Вы расцениваете развитие литературы в наше время, стала ли она более продажной или независимой?

Чтобы привлечь внимание масс, авторы зависят от глупой культуры награждения, поэтому литература стала более коррумпированной. Конечно, хорошим авторам не нужно отказываться от призов, это просто бесполезные романы, которые выигрывают награды. Призы — это награды за производство посредственной работы, которая никого не оскорбляет. К счастью, сейчас легко публиковать книги и самому издавать их, поэтому нетрудно обойти всю литературную систему до тех пор, пока отсутствует стремление стать суперзнаменитым.

В подростковом возрасте Вы были тесно связаны с музыкой. Можете поделиться Топ-5 песен на все времена от Стюарта Хоума?

Мой топ-5 меняется каждый день, и в нем нет песен на все времена!


 Adam and the Ants —  Beat My Guest 


                                            Rose Batiste I Miss My Baby 


Davy Graham — I Can’t Keep From Crying Sometimes


                                            Henry Flynt — You Are My Everlovin’ 


                                                      Denise Motto — Tell Jack 


 

Добавить комментарий