Всеволод Гаккель: «Для меня нет понятия ранний “Аквариум”

1474
Всеволод Гаккель

Вышедший в 2017 году документальный фильм «TaMtAm: Музыка смутного времени» резко заставил всех вспомнить ту самую музыку смутного времени. «Химера», «Нож Для Фрау Мюллер», «Последние Танки в Париже», «Markscheider Kunst», «Tequilajazzz», «НАИВ», «Пилот», «Король и Шут», «The Meantraitors» — все эти и многие другие коллективы начинали свою деятельность в стенах «TaMtAm», став важной частью музыкальной среды как 90-х, так и нашего времени. С подачи Всеволода Гаккеля начинающие группы делали свои первые шаги, приобретая своих первых поклонников. «TaMtAm» просуществовал пять лет и закрылся в 96 году, но его наследие по-прежнему живет. Однако теперь завсегдатаев того самого заведения можно увидеть уже на больших аренах, среди толп фанатов, раскупающих билеты на концерты коллективов за считанные минуты. Всеволод Гаккель же не покинул своего места работы — после написания автобиографического романа «Аквариум как способ ухода за теннисным кортом» и последующей смены деятельности музыкант нашел свое место в питерском клубе «А2», помимо всего прочего, став одним из участников международного онлайн-проекта «Balcony TV». 

В интервью журналу «Янгспейс», Всеволод Гаккель рассказал о работе в «TaMtAm», о самых памятных концертах и об отношении к коллегам по группе.


Рассказывая об истории клуба в документальном фильме «Музыка смутного времени», Вы как раз вспоминаете гастроли «Аквариума» и Ваше «попадание» в блюзовый клуб. Примерно тогда Вы осознали, что существует категория музыкантов, которые несмотря на свое мастерство и техничность исполнения все же не собирают полные залы и не издают альбомов на мэйджор-лейблах. Сейчас, когда благодаря интернету каждый музыкант может прославиться, как Вы сами считаете, ушла ли эстетика андерграунда из музыки или же нет?

Я считаю, что принадлежность к андерграунду это не эстетическая категория, а скорее нравственная. Наверное, нет ничего плохого в том, чтобы зарабатывать деньги, когда этот процесс органичен. Когда это не является самоцелью, а ты вдруг оказываешься вознагражден за то, что долгое время делал безвозмездно. И история знает немало примеров того, что успех сопутствует многим музыкантам, которые не поступаются эстетическими позициями. Но каждый из них наверняка знает цену, которую он за это заплатил.

Банальный вопрос: для многих «TaMtAm» стал прежде всего Вашей попыткой (простите за некорректность) воссоздать привычную для запада эстетику андерграунда. Как Вы сами считаете, насколько ваша попытка удалась?

Моя попытка как раз и заключалась в том, создать прецедент.  То есть помочь молодому музыканту ощутить вкус к камерному пространству,  научиться делать что-то без прицела на успех.


                                                            Всеволод Гаккель в клубе «TaMtAm»


Относительно недавно я достаточно основательно побеседовал с вокалистом Millions of Dead Cops – Дейвом Диктором, о туре группы в наших краях. Дейв сам по себе достаточно интеллигентный человек: читает классиков, хорошо знаком с творчеством русских композиторов, ну и ко всему прочему спустя более чем двадцать лет помнит все подробности тура. Особо тепло он отозвался о концерте в Санкт-Петербурге. Насколько я понимаю MDC стали одной из первых западных групп, выступавших у вас. Какие воспоминания об этом концерте сохранились у вас лично?

Чрезвычайно приятные. Хотя первый день их пребывания в Петербурге был сопряжен со стрессом. Когда наши московские коллеги, которые получили от группы значительные деньги за организацию тура по России, не выполнили элементарных условий, поселив их в ужасном общежитии с клопами. Что мы быстро исправили, забрав их на следующий день оттуда и раскидав по квартирам друзей. Конечно, мы мгновенно подружились.

Насколько я знаю, сейчас вы работаете в клубе «А2». Но, если возвращаться к теме «TaMtAm» – многие посетители клуба говорили о том что все происходящее там походило на «какой-то Ад», в котором вы были «единственным святым». Расскажите, как Вы попали в «А2» и вообще почему решили продолжать деятельность в этой сфере?

В период клуба «TaMtAm», у меня была совершенно артикулированная позиция, и я сделал робкую попытку повлиять на какие-то процессы. Тогда у меня еще был значительный заряд энергии и здоровые амбиции. Но постепенно я со всеми иллюзиями расстался. У меня нет сбережений, и чтобы как-то выживать, мне нужна элементарная работа. Все последующие после закрытия клуба  “TaMtAm» годы, я так или иначе был вовлечен в сферу организации концертов и фестивалей, в чем приобрел значительный опыт. И в итоге 6 лет назад мне предложили работу в качестве продакшн-менеджера клуба “А2”,  где я и работаю по сей день.  На мне нет никакой идеологической ответественности.

В своей автобиографии Вы пишете о том, что, живя в Нью-Йорке, вы посещали самые разные концерты. Начиная от выступления Джона Лури и Lounge Lizards, заканчивая различными концертами в CBGB’s. Многие мои знакомые начинали выступать в этом клубе. Что из увиденного больше всего запомнилось? Был ли это слэм, как на концертах Bad Brains или Cro-Mags, или что-то спокойное?

Мне довелось бывать на нескольких концертах в Knitting Factory, когда она была еще на  Houston Street и впоследствии уже на Leonard St. В CBGB’s я бывал реже. Пожалуй, запомнилось Voluptuous Horror of Karen Black. На тот момент времени мне было интереснее то, что происходило в CBGB’s Gallery и клубе Cooler.

В целом, в интернете достаточно много легенд связанных с вашим пребыванием в Америке. Одна из которых гласит, что посещая концерт Sonic Youth, вы увидели концерт разогревавших их Nirvana. Было ли это на самом деле ? 

Нет-нет это недоразумение. Я был лишь на одном концерте Sonic Youth в Нью-Йорке  в 1995 году, когда Курта Кобейна, к сожалению,  уже не было в живых.



Если говорить о сегодняшнем времени, то Вы много раз говорили о том, что во времена вашей активности Вы периодически покидали коллектив, а Гребенщиков уговаривал вас вернуться. Так продолжалось достаточно долго. И я сам лично всегда полагал, что вы вдвоем были чем то вроде Леннона и Маккартни для русского рока. Но скажите, до сих пор, уже после расставания с БГ, не было ли у вас желания вновь сыграть вместе ? Или дело здесь не в желании ?

Конечно, сравнение с Ленноном и Маккартни очень лестно. Но это было далеко не так. Хотя действительно, на том этапе, когда я еще ощущал себя музыкантом, мы очень много времени проводили вместе и хорошо чувствовали друг друга, и все что мы делали дома было на порядок интереснее того, что в итоге оказалось записано.

Пожалуй, я был бы не против время от времени играть с ним вместе.   Не выступать, а именно играть, но Боб находится в неостановимом творческом и одновременно очень успешном коммерческом процессе, в котором для домашнего музицирования с друзьями у него просто нет времени.

И больше всего я скучаю по вот этому элементарному приятельскому человеческому общению. К сожалению, мало того, что наша связь оборвалась, уже мало кого из нашего круга осталось в живых.

Когда я перечитывал вашу автобиографию, то наткнулся на следующие строчки, которые невероятно задели меня:


Наташа Васильева закрыла свой лэйбл «Whitehorse» и прислала мне весь тираж альбома «Zudwa». Самый интересный альбом одной из самых сильных групп в этом городе, появление и смерть которой почти никто не заметил. Альбом, который я так больше и не слушал.


Сейчас, спустя столько лет после смерти Эдуарда «Химера» получила признание. Каково вам наблюдать за творчеством исполнителей, воспитавших их музыку? Например, за теми же «Пилот»?

Я не знаю, является ли группа “Пилот” последователями «Химеры». Время от времени мы пересекаемся на территории клуба “А2”, где они часто вступают.  С одной стороны я рад, что им сопутствует успех. С другой стороны я вижу, что любая группа, которая приобретает популярность и большую аудиторию теряет индивидуальность и все концерты проходят по одному шаблону. И публика диктует правила игры. Один концерт невозможно отличить от другого. И каждый Артист, выходящий на сцену считает, что его группа уникальна и это откровение свойственно только ее выступлениям.

Достаточно личный вопрос – ваши мемуары увидели свет в 2006 году. С тех пор вы так и не слушали «Zudwa» ?

Книга была выпущена в 1999-м году (в 2006 году увидело свет третье издание). “Химеру” я по-прежнему не слушаю.

Насколько знаю, Вы сейчас продолжаете свою деятельность не только работая в клубе «А2» но и участвуете в онлайн-проекте “BalconyTV”. Расскажите, как Вы пришли к этому ?  

“BalconyTV” это международный некоммерческий проект, основанный ирландцем Стивном О’Риганом, за которым я несколько лет наблюдал, и семь лет назад решил попробовать осуществить его в Петербурге. Мы снимаем и записываем вступления на крышах и балконах.

Но как я понимаю, здесь вы проявляете себя не только как виолончелист.

BalconyTV ни коем образоам не связяно с моей игрой на виолончели. Я не счиатаю себя виолнчелистом, и по несокльку лет не беру инструмент в руки. В качестве виолончелиста я фигурировал лишь дважды : с Сашей Ветровым и группой  Theodor Bastard.



Ну а если сосредоточиться на вашем сольном творчестве. Пожалуй, один из самых интересных номеров, в котором — это композиция «Когда тебе Sixty-Four». Но вытекающий вопрос — ведь у The Beatles есть композиция «When I’m Sixty Four «. Выходит ваше исполнение стало своего рода кавер-версией ? 


       


Песня «Когда тебе Sixty-Four” не является кавером на песню The Beatles, а лишь ею навеяна. Это самостоятельное произведение, размышление на тему того, когда тебе самому исполняется 64 года, которую мне помог записать мой любимый звукорежиссер Леша Вишня. 

Хотелось бы сфокусироваться на вашем виртуальном проекте  «Seva and the Molkenteens», исполнившей эту композицию. Я буквально узнал о проекте как раз во время просмотра видео с вашим выступлением. Но когда изучил детально – честно признаюсь, был приятно удивлен! Сергей Шнуров, Владимир Рекшан, Сергей Ефременко, Женя Федоров. В вашем клипе даже мелькнул Андрей Тропилло! Огромное количество талантливых музыкантов. Вместе с этим вы записали достаточно мало треков, и информации о проекте в открытом доступе нет. Есть ли у вас планы продолжать деятельность в этом направлении ?


       


Молькентин это девичья фамилия моей матери, которую я решил использовать, когда мне надо было как-то назвать свой разовый  «вулканический» проект ( прим.авт. — «Вулканическим» я его называю потому, что он посвящен извержению исландского вулкана «Эйяфьядлайёкюдль». ) С тех пор, я его иногда  использую, независимо от того, делаю ли я это один, или при помощи  200 человек.

В одном из интервью, отвечая на вопрос журналистов, Борис Зосимов сказал, что самые счастливые годы его работы – это «MTV Россия». Как раз потому, что работая в этой компании, он «создавал» новое и интересное. А если бы я сейчас задал вам похожий вопрос – какой для вас самый счастливый период работы? Это будет “TaMtAm» или все же ранние годы «Аквариума»?

Для меня нет понятия ранний “Аквариум”. Когда мы разошлись, мы были зрелыми 35-летними мужчинами. Ранним он является лишь для моего друга Боба, который по сей день находится в процесс бесконечной смены составов и вероятно как-то называет эти периоды. Играя в группе я чувствовал себя совершенно органично. Когда единство было нарушено я вышел за  ее пределы. И период клуба  “TaMtAm” для меня был настолько же органичным. 

                                                                                   Фото Андрея Усова


Редакция «Янгспейс» выражает благодарность И.А.Поповой-Бондаренко за помощь в подготовке интервью. 

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Здравствуйте.
    Подскажите, пожалуйста, где можно ознакомиться с интервью Данилы Волохова с Дейвом Диктором?
    Заранее спасибо за ответ.

Добавить комментарий