Art.Sex.Music. Интервью с Кози Фанни Тутти.

282

 

2013-й год. Я еще работаю учителем. Тружусь, так сказать. Школьники проносятся по коридорам с невероятной скоростью, а я лишь успеваю лавировать между ними. На мне типичный прикид «учителя младших классов» — черный пиджак, черные штаны, кеды и черная футболка, с растянутой надписью “Industrial Records”. В один из таких дней и прозвучал резонный вопрос “Индастриал. А что это ?» — дети вечно интересуются такими вещами. И это нормально.  Я старался не выглядеть растерянным и говорить не слишком сдавленным голосом. В голове пролетали имена, даты. Чертов Мэрилин Мэнсон. Чертовы Nine Inch Nails. Чертовы Ministry. Нет, это все не то что нужно.

«Знаешь, была когда-то в Великобритании такая группа — Throbbing Gristle…» Позже я понимаю насколько это была значимая группа – когда я один сижу, и смотрю сквозь стекло, как дети на улице вышагивают по залитой осенью природе и размышляю о значении термина «индастриал», ровно как и самой группе…
Их было четверо. Дженезис Пи-Орридж, Крис Картер, Коззи Фанни Тутти и Питер «Слизи» Кристоферсон. Возможно для вас эти имена и мало что значат, но для других они значат очень многое…Четыре человека, которые сдвинули в сторону тектоническую платформу современной музыки. Они создали целое музыкальное направление, которое постепенно изменяли, посредством экспериментов, уводя его еще дальше просто «дальнего космоса».  “20 jazz funk greats” стал одним из первых альбомов в стиле хауз. Эдаким прародителем клубной культуры 90-х.

Я вспоминал как видел их концерты, и смотря туда, в глубину зала, представлял себя одним из стоящих в толпе. Как тщательно вслушивался в инфернальную музыку, извлекаемую группой из самодельных инструментов. Они были там. Они делали все это.

Безусловно с тех времен прошло много лет. Коззи Фанни Тутти давно уже не дает перфомансы, но продолжает записывать музыку. Интервью с ней я ждал как эдакого «второго Рождества» — столько вопросов, на которые нужно было знать ответ. И хотя кажется, что на все вопросы она должна была дать ответ написав автобиографию, но говоря о Throbbing Gristle можно сказать – они будут. Безусловно, плохие\хорошие, но они не заставят себя ждать, стоит лишь включить запись группы и запустить свое сознание с новой силой.        


Начем с простого, так сказать. В прошлом году у тебя вышла автобиография – «Art Sex Music”, с чем я тебя поздравляю. Очень сильное произведение, во всех смыслах. Безусловно фанатам TG было приятно узнать о всех этих моментах из твоих уст. Расскажи, как прошел твой тур с презентацией книги ?



Тур прошел замечательно. В целом он еще продолжается так как я продолжаю выступать на публичных встречах и различных презентациях. Для меня это стало абсолютно новым опытом, мероприятия проводятся на музыкальных фестивалях – где так же, есть и литературные секции. Поэтому странно находиться там, вне сцены и всей привычной концертной суматохи. В этом смысле это достаточно необычно для меня.

В одном из интервью, ты говоришь о том что первой направленностью TG была эдакая «анти-музыка». Но, если уйти от рамок вашей стилистики. Как вы сами относитесь к подобному творчеству ? Например анархо-панки Crass жили в комунне и так же позиционировали свое творчество. Собственно как и участники многих грайндкор-групп.

К тому времени, когда TG сформировался как коллектив, мы не жили как коммуна. Так-что это первое отличие между нами и так называемыми «анти-музыкальными» группами того времени. Так же, мы не были «группой». Ну и ко всему прочему мы не играли ничего что подходило бы под термин «музыка». В этом смысле их цели как музыкантов отличались от наших. Нам не было интересно становиться «известными». Мы были эдакими аутсайдерами от альтернативной или мейнстримовой сцен. Отличаясь от них, прежде всего — звуком.

Ну а если говорить о постиндастриальной музыке. Том, который зародился уже с вашей подачи и нашел ответ в популярной культуре. Ministry, Мэрилин Мэнсон, Skinny Puppy, Nine Inch Nails – сейчас это сверх-популярные группы. Нет ли у вас ощущения…эдакой испорченности в их музыке ?

Эти группы несут в себе аспекты, которые узнаваемые и пришедшие от TG или «индастриал». Но то что они делают – это их вариация «индастриала», как стиля. Я бы не назвала эту музыку настоящим индастриалом. По крайней мере тем, который я и остальные участники TG создали.



                                                             Кози Фанни Тутти и Дженезис Пи-Орридж



Как ты сама сейчас воспринимаешь вашу работу ? Ведь, насколько знаю, вы были удивлены. Хотя бы потому что получили грант от правительства!

Если ты о TG, то мы никогда не получали правительственного гранта (на сколько я знаю). Как COUM – да, мы получили несколько грантов. Но, честно сказать –я никогда не была заинтересована в «успехе» в привычном понимании значения этого слова. Смысла «успеха» для меня был больше связан с тем, что мы делали в студии, экспериментируя и играя вживую… В плане открытия чего-то нового – да, это я бы назвала настоящим «успехом». Но никак не привязке к деньгам или славе.

В начале 2000х, по задумке Слизи вы с Крисом начали проект по перезаписи третьего студийного альбома Нико – «Desertshore”. К сожалению Слизи не дожил до выхода этого альбома. Какие эмоции вы испытали когда работа была закончена ?

Мы с Крисом почувствовали радость, облегчение и удовлетворение – от того что наша работа была выполнена, а альбом, записанный в память Слизи был закончен.

Но, хотелось бы углубиться в работу над альбомом. Я знаю что на этапе подготовки Слизи составил список всех тех, чей вокал он бы хотел бы записать на пластинке. По крайней мере так вышло с композицией «Desertshores”, вокальные партии которой записывали самые разные люди – от Девида Тибета и Марка Алмонда до Саши Грей. Расскажите, какого было создавать настолько масштабную…? Даже не могу назвать это композицией. Скорееопус.

Нам пришлось долго согласовывать наши графики, с графиками остальных участников записи. И мы и они, работали над своими проектами и давали концерты, поэтому на альбом ушло много времени – но сам процесс работы в студии шёл плавно. Из всего «списка», было два человека, которые не хотели вносить свой вклад. Но, тем ни менее, большая часть участников отнеслись к этому с пониманием и любовью, отдав дань уважения Слизи в этом проекте.
Конечно, было не легко записать так много людей на «Desertshores”, но работа над сложными звуковыми проектами — это то, что нам всегда нравилось.

Вы достаточно много взяли от The Velvet Underground и Нью-Йоркской «Фабрики», но сравнивая вашу деятельность то – это совершенно разные вещи. Ведь, Уорхол всем своим искусством стремился к коммерции, а вы –нет. Воспринимали ли вы себя как эдакую «обратную сторону фабрики», либо же как первопроходцев чего-то нового ?

Это влияние было больше сосредоточено на эдаком «альтернативном» образе жизни, чем на копировании того, что делали Уорхол или “Вельветы”. Да и не думаю что это как-то отразилось на мне, как человеке, или моем отношении к другим. Безусловно эти люди дали миру великие, в своем роде работы. Но в тоже время цена за них – смерть от наркотиков и то, что я называю эксплуатацией. Так что да, в этом смысле думаю нас можно назвать эдакой «обратной стороной «Фабрики».



                  Throbbing Gristle: Питер Кристоферсон, Дженезис Пи-Орридж, Кози Фанни Тутти, Крис Картер



Вернемся к ранним годам вашего творчества. В «Art Sex Music” ты говоришь такую интересную вещь, о том что ваша комунна – COUM, была не столько музыкальным коллективом или чем-то таким. А “способом жизни». Выходит в TG вы все же перешли этот барьер, став именной группой ? или это две не сравнимые вещи ?

Я никогда не сравнивала COUM с TG. Но я бы сказала, что в качестве музыкальной группы, мы все же имели определенный подход к пониманию и нашему творческому производству, который мы называли «индастриал». Так что, то что в том что мы делали не было какой-то четкой направленности и целей (по крайней мере, ни с моей стороны, ни со стороны Криса). То, что мы делали, было максимально связано с отношением к жизни. По крайней мере для нас с Крисом в этом смысле все так и осталось. Я не знаю другого пути и не хочу искать другую жизненную философию.

Честно говоря, беря в руки твою книгу, я не ожидал такой откровенности. Но вместе с этим после прочтения я был буквально шокирован. Всегда сложно писать откровенно – по крайней мере, я могу судить об этом с позиции писателя. Но вот что интересно, воспринимаешь ли ты сама «Art Sex Music” как роман-воспитания ? Моей первой ассоциацией был Джойсовский «Портрет художника в юности».  

Я считаю свою книгу, эдаким фактическим описанием моей жизни, как человека, который пережил и испытал хорошие и плохие события. Это никоим образом не «роман». Я сама из севера Англии, где люди известны своей откровенностью и честностью. Мы говорим обо всем «так как есть», не приукрашиваем и не оправдываем чье-либо поведение. То, что случилось – случилось, вот как просто нужно воспринимать такие вещи. Возможно кому-то и будет не совсем комфортно читать мою книгу, но здесь скажу – для меня было некомфортно переживать все эти вещи, как человеку.

Хотелось бы поговорить о вашем с Крисом позднем творчестве. После распада TG, вы начали собственный проект, который постепенно набрал популярность. Но скажи, сложно ли было работать вдвоем ?



За исключением редких случаев, когда мы расходились во взгляде на работу над теми или иными звуками, которые один из нас может предпочесть другому, с Крисом никогда не было сложно работать. Я уверена он скажет тоже самое и обо мне… Нам повезло, так как наши отношения были достаточно симбиотичны, и развивались даже более интенсивно чем мы могли полагать, в течении всех этих лет, что мы были вместе. Поскольку мы работали для себя, мы так же находились вместе 24 часа, 7 дней в неделю. И привыкнув к совместной компании, каждый из нас мог понять что чувствует другой, настроение, которые испытывает, балансирую между потребности друг друга и предоставляя индивидуальное пространство.


Но вместе с этим, замечу что ты ко всему прочему выпустила сольный альбом «Time To Tell”. Очень мрачная работа, в лучших традициях индастриала. Альбом вышел практически бутлегом, без какой либо информации. Но вместе с этим в 2017м году вышло переиздание «Time To Tell”. Расскажи, как ты сама относишься к этому релизу ?

Ну…знаешь, я никогда не воспринимала «Time To Tell”, как “мрачную работа». Такого ещё не было.  Несколько лет назад мне предлагали издать альбом на виниле разные компании, но со своей стороны я была не совсем готова к этому. Так что, я была счастлива наконец-то издать альбом на виниле. Отличный формат, на мой взгляд подходящий для этого альбома. Было важно, чтобы все части оригинального самиздата были включены и текст был обновлен. Потребовалось много времени, чтобы собрать детали, потому что многие из них не были оцифрованы. Так что, я не думаю что кто-то другой мог бы сделать это без моего участия и работы.


В 2004 TG воссоединились для выпуска нового студийного альбома. Зная что совсем недавно ты выпустила автобиографию. Скажи, какие ощущения вы, и ты сама испытывала записывая альбом с этими же людьми и выходя с ними на сцену, после стольких лет перерыва?



Прочитав мою книгу, люди могут узнать, что у нашего воссоединения были свои «сложности», скажем так. Нам предстояла значительная работа с Слизи и нашей теплой «семью TG». А также исключительную поддержку нашего менеджера – Пола Смита. Наш «второй акт» не мог не состояться без него, как и без фанатов TG – которые просто были абсолютно потрясающими и продолжали нас вдохновлять.


Ну а возвращаясь к теме литературы, с которой мы начали. Твой дебют был принят на «ура». Не было ли мысли продолжить работу в качестве писателя?

Принятие этой книги читателями стало для меня загадкой. Я не знала чего стоит ожидать. Я не знала как люди это воспримут – возможно в каких-то моментах так же как и музыку, либо мои художественные работы. Так что для меня было просто сюрпризом увидеть все эти отзывы и позиции в списке «лучших книг года».

Насчет второй книги – я еще не решила (смеется ). Подобным идеям нужно время, чтобы сформироваться. И, ко всему прочему, что бы была возможность представить её… кипящие идеи, мысли осуществляемые в последствии настроения написания книги. Сейчас у меня есть много планов насчет записи музыки, и это для меня более приоритетная задача. Но ты никогда не знаешь когда желание написать что-то возобладает над тобой.
 
Твой топ треков, которые ты можешь слушать каждый день.

У меня его нет. Каждый день я занимаюсь музыкой, искусством, любовью, пишу и пою.


                                           Англоязычная версия интервью

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here