Создатели проекта Медь 360 Ильдар Валиуллин и Данил Усик — о русском стритвире, ведущих отечественных брендах и о том, что такое стиль.

YS: Как появилась идея создать проект?

Изначально у насбыла идея создать собственный интернет-магазин одежды. Для его продвижения мы решили сделать блог о героях стритвир-индустрии, который бы помог нам выделиться среди других онлайн-магазинов. В итоге магазин закрылся, а блог остался жить.

Наша редакционная и медийная работа началась с того, что мы сделали видеоролик о бренде «Меч». Постепенномы сформировали представление о том, как может работать наша площадка и о чем было бы интересно писать. Оказалось, что выйти на контакт практически с любым, подходящим нам по тематике проектом, довольно просто. В процессе к нам присоединились другие люди: кто-то помогает в организации,кто-тозанимается съемками видео,кто-тофотографией, кому-то интереснее писать. Такмы пришли к тому, что представляем из себя сейчас.В общем, мы занимаемся проектом уже около 8-9 месяцев.

YS: То есть вы закрыли тему с собственным брендом одежды?

Да, это не приоритетная для нас цель. На функционирование и развитие проекта уходит достаточно много времени и сил, нам очень интересно заниматься этим. Бренд одежды — совершенно другая активность, другие трудозатраты и другие затраты денежные, поэтому сейчас мы полностью посвящаем себя журналу. Исследуя то, как устроены бренды, погружаясь в их проблемы, начинаешь понимать, насколько это сложное, требующее полной самоотдачи и абсолютного увлечения дело.

YS: Ваш проект приносит вам доход?

Мы не зарабатываем на том, что делаем, кроме, разве что, репутации. В процессе работы над проектом возникают возможности для монетизации. В ближайшей перспективе мы не сможем серьезно зарабатывать на этом, но, чем больше мы этим занимаемся, тем больше становится доступных областей для коммерциализации.

View this post on Instagram

Врываемся в новый год с новым вью. Записали блиц с одним из главных героев сцены — Марком Родовским, основателем Marcelo Miracles. Бренд Марка — ориентир для большого количества молодых брендов. Он является главным примером того, что можно не играть по правилам игры, а переписывать их под себя. No restock-no stores-no refunds, наглейшая подача, кажется, что с такими принципами любой другой бренд закрылся бы через месяц, но Marcelo Miracles процветает уже второй год. «Мой бренд нужен, потому что в России интереснее меня никто не делает. Всё, что я вижу сейчас — чуваки реально как будто остались в 2014-2015 году и видят только какую-то свою ограниченную тему, отказываются реагировать на тренды, отказываются делать что-то прогрессивное». Полностью читайте в нашем паблике вк. #marcelomiracles #copper360 #медь360 #интервью

A post shared by Проект «Медь 360» (@copper.360) on

YS: Как связываетесь с героями своих интервью?

Просто пишем им в личку, ищем номера телефонов. Данил (прим. издатель), в этом плане, — супергерой. Он способен достучаться до кого угодно, найти любой телефон, адрес, необходимую рекомендацию. Но когда за спиной уже больше десяти интервью, договориться с представителями брендов гораздо проще. Человек видит, что у нас выходят неплохие материалы с его коллегами, и понимает, что поучаствовать в этом будет не лишним.

YS: Кто отвечает за визуальную составляющую, что взяли за основу?

Мы исходили из эстетики западных медиа. Нам близки: The Outline, Dazed, i-D magazine. Но свой проект проект решили создать из собственного понимания эстетики медиа — где-то на пересечении тамблера и современной типографики. Сейчас мы уже не очень довольны дизайном паблика, нужно идти в ногу со временем и мы собираемся его обновлять, ведь все можно сделать красивее.

YS: Существует ли вообще такое понятие как русский андеграунд?

«Русский андеграунд»— это фраза на шарфе Волчка. По своей сути, андеграунд — это любая художественная практика, которая не является мейнстримной. Он существует в музыке, кино, одежде—в чем угодно. В России развивается явление, которое мы называем русский стритвир. Оно включает себя огромное количество независимых марок одежды, которые появились за последние 10 лет. Эти небольшие предприятия хорошо развиваются, эмоционально связаны с молодежью и, что самое главное, они сделаны в России. Но появляются марки, которые трудно назвать стритвиром — это настоящие дизайнерские бренды. Именно об этих марках мы пишем, нам интересно разобраться в этом, пообщаться с создателями. Можно выделить CodeRed, Anteater, Ziq&Yoni, Волчок. Из новых марок: Dissident, кисленько, e404, Fusion, Crime x Punishment, Outlaw.

YS: Недавно в Москве прошла Неделя моды. «Волчок», Otocyon, Turbo Yulia андеграундные дизайнеры, презентовали там свои последние коллекции. Как вы относитесь к тому, что элитарные бренды уходят в массы, коммерциализируются?    

Если проект развивается здоровым путём, то у него появляется все больше последователей, он растёт коммерчески. Волчок, к примеру, делает вещи в большей степени связанные с искусством, художественным самовыражением, но переход из условного андеграунда в сторону моды — это путь, который он может пройти, не теряя при этом своей субкультурности. С другой стороны, есть еще один крупный бренд — Anteater, им мода не интересна вообще, они стопроцентный стритвир (андеграунд), и это тоже совершенно нормально. В конечном счете, мы хотим, чтобы как можно больше уличных брендов вырастали и становились чем-то действительно достойным. Нам кажется, что очень важно зарабатывать на своем деле, но при этом не терять себя.

YS: Хотели бы вы пообщаться с кем-нибудь из зарубежных дизайнеров?

Есть рядинтересныхнам людей, но на сегодня нашей главной целью является русский стритвир, работа с людьми, которые нам доступны и близки. Мы пристально следим за тем, что сейчас происходит на Западе, но для нас это пока out-of-scope (прим. вне зоны интересов). Если появится возможность — мы ею воспользуемся, но сейчас это не главное.

YS: Как вы относитесь к тому, что многие российские бренды копируют друг  у друга различные детали, можете перечислить несколько самобытных, не похожих ни на кого, российских брендов, за которыми стоит проследить?

Все боятся копирования, но, на самом деле, в этом нет ничего плохого. Говоря о небольших марках, многие переживают что, взяв за основу чужую идею, и переделав её по-своему, их будут воспринимать как людей, которые что-то украли. Если мы не будем вдохновляться тем, что вокруг нас — не сможем двигаться вперёд. Стратегия «кради как художник» заключается в том, что человек, ненасмотренный на темы и тренды, чаще всего не способен воспроизвести самоценную, интересную и уникальную идею. На тему имен, за которыми можно следить: Outlaw, Fusion, Нелли Недре, Диссидент, Sorry I’m Not, Волчок, Преступление и Наказание, Шью, Marsello Miracles, Anteater, СНДКТ.

YS: Как выбираете героя следующего интервью?

Есть достаточно большой список тех, кто нам интересен. Мы разбили его по группам: женские, мужские, дизайнерские, бренды базовой одежды, белья. Пытаемся со всеми связаться и с теми, кто откликается, делаем интервью. У нас всегда в запасе 5-6 материалов — информационная подушка, которая не даст замедлить работу паблика. Стараемся выкладывать одно интервью в неделю.

YS: Какая у вас аудитория?

У нас есть небольшая особенность: около 500 человек наших подписчиков — люди, которые делают русские бренды или каким-то образом связаны с ними. Все остальные — люди, в основном парни, 25-30 лет, которые интересуются русской одеждой, стритвиром и пытаются разобраться в этой теме.

YS: Занимаясь модой и брендами, что носите сами?

Ильдар: В этом смысле мы достаточно аскетичны. Проводя огромное количество времени за просмотром брендов русских и иностранных, андеграундных и хайповых, начинаешь ценить совсем другие вещи. Например, мне очень нравится бренд базовой одежды Oh, my,какие-товещи из Uniqlo и винтаж.

Даниил: Я очень благодарен нашему проекту за то, что наконец разобрался со своим гардеробом. Я работаю в продажах 5/2 и носить стритвир на работе не могу. Поэтому выгуливаю классный свитер либо в выходные, либо не надеваю вообще. В процессе я понял, что мне ближе простые однотонные вещи, джинсы или штаны и кроссовки.

Добавить комментарий