Рунглиш: история хайпа

230
история хайпа

Язык обладает ошеломительной способностью к саморазвитию. С появлением новых культурных, социальных и технологических явлений, язык придумывает, перенимает и заменяет необходимые для себя термины. Мы не можем себе представить, что каких-то двести лет назад в русском языке не было таких слов, как «влюбленность», «промышленность», «тротуар» – за них мы должны благодарить Карамзина. А кого следует благодарить, скажем, за слова «интернет», «лайк» или, например, «хайп»?

Гиперболизируем

В V веке до нашей эры в Афинах жил политик, по имени Гипербол (Hyperbolus), который очень любил давать невыполнимые обещания и преувеличивать свою значимость – хоть что-то в мире не меняется (кстати, в итоге за это его изгнали из Афин). Именно его имя зачастую связывают с возникновением слова гипербола (Hyperbola), которое значит «преувеличение». Но, стоит отметить, что более вероятно другое происхождение: от греческого hyperballein, то есть расширять или бросать дальше цели. Думаю, вы уже проследили видимую связь между корнями английских слов Hyperbola и Hype (то есть, хайп). Если верить этой этимологии, в 1931 году методом сокращения слова и возникло известное нам, и вошедшее в русский обиход в последние пару лет слово хайп, со значением преувеличенного ажиотажа, некого настойчивого продвижения, будь то в рекламе или в интернете.

Хайп — зависимость

Однако, есть и другой вариант: в 1997 году в Америке вышел The Random House Historical Dictionary of American Slang (словарь американского сленга) Д.И. Лайтера, в котором датировка возникновения слова «hype» относится к 1910 году, а его происхождение – это сокращение от другого греческого слова: hypodermic (то есть, подкожный). То есть «принять хайп», или «взять хайп» – значит принять наркотики. Сперва только относительно тех, что колют в вену, но к 1925 году это слово уже применялось по отношению к резкому повышению квартплаты, а к 1940-ым в значении преувеличения или возбуждения. Переместись мы всего на 70 лет назад – «хайпанем немножечко» привело бы нас в наркопритон, где мы бы бурно обсуждали невероятные цены на квартиру и, в конце концов, неизбежно почувствовали ажиотаж и кайф.

Впрочем, как часто бывает со сленговыми словами – вырастает поколение их придумавшее – вслед вырастают в лингвистической иерархии и эти слова. Если верить данным Google употребление слова hype с 1980 года выросло в несколько раз. А словарь Merriam Webster не помечает это слово, как слэнговое, то есть оно окончательно закрепилось в употреблении. Значительно, не правда ли?

Языковые тройняшки

Более того, слово стало настолько расхожим, что начало проникать в другие языки, заменяя собой менее короткие, менее емкие, менее модные. Кажется ли вам более уместным или, скажем, славянофильским употреблять слово «шумиха»? Или может лучше перенимать исконно-французское «ажиотаж»?

Язык стремится к упрощению и не терпит полностью синонимичных слов и выражений. Но зачастую, язык придумывает оттеночность для слов разного происхождения и сохраняет их в полном объеме. Скажем, не уходя далеко, в английском языке есть своеобразные тройняшки – можно сказать «королевский» тремя разными способами: kingly, royal, и regal. В чем же их разница? Первое происходит от древнеанглийского и звучит для носителей почти насмешливо, второе происходит от французского и принимает оттенок не безошибочного, но хорошего короля; третье – латинское, и вот оно наиболее прямо, словно трон, и наиболее торжественно звучит.

Что мы думаем при слове «шумиха»? Я представляю летящие из дома в сторону бани скамейки, спящего под столом дядю, и медведя, играющего на балалайке – в общем, любой клип Нейромонаха Феофана. А при слове «ажиотаж»? Телевизионную беготню, очереди перед магазином, восторженные (или не очень) отзывы у кинотеатра.

Хайп – пришло что бы стать третьим близнецом и занять молодую интернет-нишу. Первый всплеск популярности этого слова пришелся на начало 2017 года в связи со всем нам известной, по всей стране известной, и изрядно надоевшей историей о Диане Шурыгиной. Второй – на весну этого же года, когда постаревший, но не вышедший из моды Сергей Дружко решил «хайпануть немножечко» и пришел на Youtube. Слово настолько органично вписалось в происходящее в стране, так лексически точно вписалось в структуру языка – что вот уже помощник президента В. Сурков в своих комментариях употребляет его («Весь хайп относительно мнимого государства Малороссия очень даже полезен»), а люди начинают изобретать к нему однокоренные слова – чего стоит то самое хайпануть, хайпим или, что мне особенно нравится, хайпожор.

Yes Future!

В прошлом трава была зеленее, язык чище, и мы не знали, как же по-русски назвать жалюзи и автомобиль. И лишь сейчас мы начинаем говорить на какой-то смеси английского и русского, словно космонавты из МКС, говорящие на рунглише. И не было Грибоедова с его «смесью французского с нижегородским», и не было немецких заимствований времен Петра I, а главное – все европейские языки не произошли от одного праязыка, нет-нет, русский – уникален и самобытен.

Все это – бессмысленное брюзжание.

Язык не нужно спасать и не нужно защищать. Он сам преобразовывается так, как необходимо, выгодно и удобно его носителям. Кто ж виноват, что сами носители не успевают меняться вместе с ним, и замирают в прошедших веках. Не стоит бояться новых слов: говорите об интернете, файерволах; осуждайте или хвалите тинейджеров, шоптесь в моллах, не бойтесь дресс-кода, ешьте стейки и занимайтесь аутсорсингом, серчите в поисках апдейтов своих айфонов и, в конце концов, хайпите, господа!

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here