Евгений Сечин, солист группы «Восточный скоростной диаметр», о жизни начинающего петербургского музыканта, наркотиках и основных проблемах России.


Женя, 23 летний парень из Санкт-Петербурга, всерьез занимающийся музыкой, рассказал, почему некоторые стареют в 20, что значит пост-бард направление и как сегодня живет молодежь, выбирающая для себя искусство как смысл жизни.

— Как появилось название Восточный скоростной диаметр?

— Мы как-то с другом сидели у него на квартире и решили придумать максимально сортирное название для пост-панк проекта. В итоге, так получилось, что я играю не пост-панк, и друг этот со мной не играет. Но название идеальное получилось. Восточный скоростной диаметр очень круто сокращается как ВСД, типа вегето-сосудистая дистония. И еще, трасса восточный скоростной диаметр будет проходить через район около дома, где прошло мое детство. Это очень знаменательно. А также некоторые люди могут подумать, что скоростной – это от слова скорости, связано со спидами, амфетамином. Я не буду говорить так, никогда этого не пробовал и не собираюсь.

— У тебя ко всем наркотикам такое отношение?

— Да, ко всем резко негативное. Резко негативное, семья и дети, православие.

— Это нестандартно для музыканта в наше время. И никогда даже не пробовал?

— Пробовал, конечно, по молодости в школе, в институте. Трава, по мелочи. Никакой химии. Мне не нравится культура потребления наркотиков вообще. Помимо того, что хранение и распространение – это незаконно, культура потребления водки гораздо приятнее. У тебя накрыта поляна: салатики, мясо, морсик, водочка холодненькая подается. Ее выпил, закусил, тосты пошли, расслабился. А наркотики – вы что, бонгами чокаться будете, тосты говорить? У наркотиков цель – добиться определенного состояния, а у алкоголя цель – классно провести время.

Восточный скоростной диаметр

— Продолжим о твоем образе. Чем обусловлен твой имидж? Ты его изменил, покрасил волосы.

— Вот почему все считают, что я изменил имидж? Если бы я не покрасил волосы, никто бы даже не сказал о моем имидже. Я считаю, что он не меняется года с 2012. Никак.

— Тогда чем определяется твой стиль?

— Я хожу в том, в чем мне удобно. Я работаю в магазине одежды и знаю примерно, что разным людям идет. И какое будет максимальное соотношение удобства и стиля. Причем я бы не сказал, что одеваюсь в один стиль, могу спортивные шмотки надеть. А вот что касается джинсов и брюк, я вообще считаю, что их должно быть много, они должны быть разные и всех моделей. У меня, например, их штук 20 лежит, возможно уже больше, если считать чиносы еще.

— То есть ты просто покрасил волосы в такой необычный цвет, потому что себя так комфортно чувствуешь?

— Да, просто хотел угарнуть. Планирую отрастить себе другую прическу и перекрашу их.

— А не хочешь тату на лице набить, тоже угарнуть?

— На лице не хочу, будут бабки, добью пальцы себе. Сейчас у меня пока три татуировки на одной руке, потом добью вторую. Лицо пока трогать не хочу. А дальше, это все спонтанно приходит. Вот проснусь я с бодуна, захочу на шее что-нибудь набить. Только ненавижу тотал ворот, потому что это выглядит, как будто ты в бадлоне постоянно, это отстой. Возможно что-то небольшое на шее.

— Вот у моего знакомого розочка на шее, я сначала подумала, что он гей.

— Ох уж это стереотипное мышление.

— Какое у тебя отношение к геям?

— Нейтральное. Пока меня это не касается, мне все равно.

— Было ли такое, чтобы к тебе подкатывали парни?

— Да, было. Они просто знакомились и потом вк начинали написывать. Причем не с подтекстом, а прямым текстом. Я их слал куда подальше.

— Хорошо, есть те, кто хочет узнать тебя поближе, а есть ли люди, которые пишут негатив? Давай поговорим о твоих хейтерах. Часто ли сталкиваешься с ними?

— Практически не сталкиваюсь, даже сложно вспомнить. Есть некоторые шкуры, которые учились со мной в универе и говорили: «фу, пидор, и музыку делает пидорскую». Но им просто не нравилась моя личность. Да они сами страшные, отвратительные, с ними никто никогда и не общался. Поэтому, единственное, что им оставалось, это кого-то обсирать. Такие мышки забитые. Да и большинство хейтеров – неуверенные в себе люди. Нормальный человек не будет целенаправленно унижать. В принципе, нормальный человек не будет в интернете давать положительную или отрицательную оценку творчеству. Я никогда не прокомментировал ни одну песню, ни одну запись, ни один клип любимых групп. Я восхищаюсь чем-то, но никогда этого не выражаю в соц. сетях.

— Какой основной посыл тех, кто тебя как-либо хейтит? В чем он выражается?

— Есть люди, которые состарились уже в 20 лет, они работают в офисе, ребенок на подходе, машина в кредит, хата на окраине в ипотеку. Это ужасно. Они говорят: «Вот, что ты как гей, найди нормальную работу, женись, будь серьезнее». То чем ты занимаешься – полная хрень. Я считаю, оставайтесь при своем мнении. Меня оно абсолютно не интересует.

— Как близкие относятся к твоему творчеству?

-Спорно, так скажем. Например, брат мой двоюродный ходит на все концерты, ему нравятся песни. Мама относится нейтрально, говорит, что все это ерунда, но делай, что хочешь. Она раньше говорила, возьмись за голову, но поняла, что это так не работает и успокоилась. Потому что все познается в сравнении, были периоды, когда образ жизни был хуже. Она сейчас думает, пусть лучше так. Большинство друзей поддерживает, говорят, что верят в меня. Начистоту, я мало у кого спрашиваю, да и вообще мне все равно, поддерживают меня или нет. Главное, что я сам себя поддерживаю, надо полагаться только на себя. Никому нельзя доверять.

— Затрагивая тему близких, давай поговорим про твою семью. Как проходило детство?

-До 7 лет я жил в Колпино. Это маленький городок в составе Санкт-Петербурга на окраине. Жил в хрущевке с видом на помойку и завод, все как полагается. Главным развлечением, помимо игры в футбол с пацанами, было собирать бутылки и сдавать их. Тогда бутылки дорого стоили, можно было 1,5 рубля вырубить за бутылку и купить жвачку Love is или что-нибудь сладкое. Мы этим промышляли практически каждый день. Мужики на детской площадке, когда пили пиво, не выбрасывали бутылки, а аккуратненько нам оставляли у мусорки. Когда курс бутылки упал, я перестал этим заниматься, это стало не прибыльно.

Весело было. Потом школа, тоже было хорошо по большей части. Класса до 6 я был отличником, учеба всегда легко давалась. Материал в школе простейший. Домашку почти не делал. Я считаю, если что-то слишком тяжело дается и приходится себя заставлять на протяжении долгого промежутка времени, не стоит на это время тратить.

— Ты закончил 11 классов и поступил в СЗИУ РАНХиГС (Северо-Западный институт управления). Расскажи об универе.

— Я поступил на юридический факультет на платное отделение. У нас на бесплатном учились только льготники. Когда поступал, мне было 16 лет, понятия не имел, чем хочу заниматься. Было прикольно, что-то интересное для себя узнал, что-то пригодилось в жизни и думаю пригодиться не раз. Много хороших знакомств приобрел, это самое главное.

— Пробовал работать по профессии?

— Пробовал, вообще не мое. Моя работа сейчас мне нравится (работа в Top Shop), она меня кормит. Но и это вообще не главное. Самое главное – это музыка.

— И получается зарабатывать музыкой?

— Когда как, бывает зарабатываю с концертов. Какая-то копеечка перепадает. Но это коммерческая тайна.

— Как-то продвигаешь музыку? Какую рекламу используешь?

— В разные паблики песни закидываю. Денег на рекламу и SMM у меня нет. Вот, например, меня опубликовали в паблике «Вечно 17», спасибо им огромное. Это очень круто, прирост аудитории значительный. Паблик вконтакте существует с мая, потихоньку развивается.

— Раз зашла речь о паблике, там немного подписчиков, но на некоторых видео по 6-7 к просмотров. И особо хочется отметить видео “Оксана”, поговорим о нем. Как снимали его?

-Мы с другом поехали в «Ашан» за дешевым бухлом и едой и решили поснимать видео на парковке, потом все это склеили.

— Получилось атмосферно и интересно. В песне речь идёт о том, что ты решаешь переспать с девственницей на вечеринке. Это основано на реальных событиях? Ты с этим сталкивался?

-Каждый парень с этим сталкивался в жизни, не буду говорить, сталкивался ли я. Но это вполне реальная ситуация, и пост-бард направление заключается как раз в том, чтобы описывать бытовуху, жизнь как она существует, а не какие-то возвышенные чувства или дух сопротивления.

Пост-бард направление заключается как раз в том, чтобы описывать бытовуху, жизнь как она существует, а не какие-то возвышенные чувства или дух сопротивления.Е. Сечин

— У тебя также есть песни о несчастной любви, сука-любовь, например. Это лирический герой или реальные переживания?

-За скелет взяты воспоминания из периода жизни, когда мне было лет 16-17. И потом добавлены детали для красоты, полноты картины. Получается, что основано на реальных событиях, но все персонажи вымышлены и любые совпадения случайны.

— А как обычно происходит процесс написания песни?

— Всегда по-разному. Иногда это происходит за 10 минут за завтраком. Я просто сажусь, записываю что-то в заметки, накладываю гармонию на гитаре. Потом идёт конечно какое-то редактирование. Бывает, что 90 % песни написано очень быстро, а какие-то 2 строчки куплета я думаю несколько месяцев. Бывает, сначала придумываю какую-то прикольную гармонию на гитаре, а потом к ней текст. Иногда пишешь текст, как говорил Иван Дорн, на «йогуртном» английском, что-то вроде мычания и звуков. Просто напеваешь в тональность, и потом из этого получается текст. Иногда едешь в метро и пишешь что-то в заметки, всегда по-разному. Если. у тебя есть единый процесс написания музыки, то пропадает частичка души. Ты превращаешься в конвейер для написания песен, это неправильно.

— На каких инструментах играешь?

-На гитаре и укулеле. На укулеле пару лет, и на гитаре с лет 15. Если умеешь играть на гитаре, на укулеле перейти не сложно. Это как если ты водишь машину на механике, то легко сможешь водить на автомате.

— Как давно в принципе занимаешься музыкой?

-Когда был на последнем курсе универа, начал пробовать. То есть 2014-15 год. В период студенчества не пропускал ни одного концерта любимых групп. Постоянно ездил на разные студенческие мероприятия с гитарой. Понаблюдал за жизнью музыкантов, известных и неизвестных, и понял, что такая жизнь по мне.

— Как ты относишься к своим концертам?

Обожаю их, концерты — это самое кайфовое. Писать песни и репитировать – это, конечно, тоже кайф, но вот концерт — это вишенка на торте.

— Сколько у тебя было концертов? Сколько на них обычно приходит людей и какая это публика?

— Не помню, 5-6 концертов было. Приходят всегда по-разному. Когда я пел в рок-группе, там уже была какая-то аудитория до концерта. Пришло человек 100 на первый концерт. Хорошо было. В рамках сольного проекта я пока выступал только на фестивалях и на студенческих мероприятиях. Сейчас будет первый сольник «Восточного скоростного диаметра», и мне кажется это будет самый-самый грандиозный концерт из всех, мы взорвем. Очень сложно выделить целевую аудиторию. Это скорее молодежь от 14 до 30 лет.

— Много ли денег уходит на запись песен?

— Нет. У меня дома хороший микрофон, звуковая карта, также у моего басиста дома записывается бас-гитара и барабанные партии. Получается качественный звук, я даже иногда специально добавляю винтажную обработку музыки. Это добавляет сортирное звучание, это стильно.

— Расскажи, какую музыку предпочитаешь слушать, и твой топ-3 лучших музыкантов.

— В музыке у меня нет привязки к жанрам, могу слушать какую-нибудь попсу 90х, могу слушать метал украинский. Единственное, что я не слушаю – это русский реп и песни на иностранных языках. Мне больше нравятся славянские языки. Могу послушать что-то на сербском, чешском. Славянские языки более благозвучные, остальные я не воспринимаю. Английский ненавижу, самый мерзкий язык, французский тем более. Не нравится, как они звучат. Реп я музыкой в принципе не считаю. Это отдельный вид искусства, и, может быть, классный, но это не мое. Навсегда в моем сердечке группа Валентин Стрыкало, группа Нервы и Ник Черников.

— А к новым звездам, таким как Пошлая Молли, Гречка и Монеточка, как относишься?

— Я их слушаю, но они не лучшие. Это группы на пару сезонов. Вот, например, Пошлая Молли — крутая музыка, но вживую есть много над чем работать. И меньше души у них в музыке, чем у того же Ника Черникова. Хотя потусоваться под них можно. У меня на айтюнсе есть альбомы и Пошлой Молли, и Гречки. Совсем не люблю Монеточку, у нее хорошие тексты, но голос детский. А детей я совсем не люблю.

— Каких худших музыкантов можешь выделить?

 Земфиру совсем не люблю. Я считаю, что ее песни предназначены для разведенных женщин 50 лет. Я хейтер группы Дискотека авария. Из современных исполнителей мне не нравятся ионотечные (выступающие в клубе Ионотека в СПб) пост-панк группы, в большинстве своем они с закосом под кого-то выступают, в целом это группы одного трека. Но это вкусовщина, кому-то нравится, поэтому сложно выделять худших.

-А как к политике относишься?

— Нейтрально. Не вижу никаких изменений, не интересуюсь. У Навального, например, есть хорошие идеи, но смысла в этом нет. Я считаю дело в принципе в том, что нужны перемены, или власти, или в рамках нынешнего курса.

— Любишь Россию? Хочешь ли уехать в другую страну?

— Да, люблю. Хочу переехать, но не поеду. Санкт-Петербург – столица пост-барда и рока, нельзя отсюда уезжать. Здесь успех, я это чувствую.

— Напоследок, в чем ты видишь основную проблему России?

— Люди у нас — быдло и терпилы. То, что посадили того, кто покемонов в храме ловил, или тех, кто танцевал в храме – это единичные проблемы. А основная проблема – население. Дурацкий советский менталитет, ненавижу все советское. Постепенно можно менять установки людей, и я думаю, можно решить эту проблему. Но я не имею никакого плана, я музыкант, а не политик.

Добавить комментарий