Виталий Молодняков о романе «Богемная Рапсодия».

482

В Августе этого года, музыкальный лейбл и издательство «Сияние» выпустили книгу «Богемная рапсодия», поэта Виталия Молоднякова. Об эстетике андеграунда, «Соломенных Енотах», писательстве, поэзии и современной реальности автор рассказал в интервью Ольге Сажневой.

YS:Совсем недавно, 12 августа 2020 года, прошла презентация Вашей новой книги «Богемная рапсодия». Расскажите, какие у Вас впечатления от этой встречи?

Булат, издатель, всё устроил прекрасно. И место, что надо —  «Фаланстер». И время — восемь вечера, аккурат после закрытия книжного магазина… Волшебство было в том, что иные из людей, дорогих сердцу — входили в книгу [прим.ВМ: «В «Богемной рапсодии» вообще нет выдуманных персонажей!»], а я, когда её писал, видел их последний раз: кого двадцать лет назад, кого десять… И вот, они вышли из прошлого — вошли в книгу… И будто вышли из книги и пришли на встречу!

На презентации были молодые лица — видел их впервые. Ждал от них вопросов… А они молчали и ждали — чтоб я сам что-нибудь рассказал… А я и так всё в книге рассказал! Или так: Всё, что для меня важно —  в книге рассказал. На встрече возникали паузы. По полминуты молчания, по минуте. Ну, старая гвардия выручала меня: спрашивали, сами вспоминали и рассказывали. Всё вкупе — было искренно! Без фальши и надуманностей.

YS: В книге Вы описываете определенный период времени, когда творчество и повседневная жизнь переплетались и являли собой потрясающий союз. Что, как Вам кажется, дало жизнь этим событиям?

Вот есть человек, и есть у него дар. Если дар ему друг, товарищ и брат — то становится для человека оружием, советником, путеводителем, иной раз и деспотом. Это и есть самое интересно проявление одарённости. К таким людям я лип и старался у них учиться. У них — сплав, а не переплетения. И такие люди, как вы правильно выразились — именно что «дают жизнь событиям»!

YS:Для поэта и писателя слово имеет первостепенное значение. Насколько важно для Вас слово? Бывали ли ситуации, когда слово ранило почти физически или, наоборот, возвышало?

Об этом лучше смолчу.

YS:Как Вы считаете, стало ли другим значение слова в поэзии в современном мире? Как менялось оно в Вашей жизни?

С магаданского детства в нашей квартире звучал Владимир Высоцкий и Аркадий Северный, Алла Пугачёва, песни из советских мультфильмов. Когда дошкольником болел двусторонним воспалением лёгких (выхаживали на дому), мама читала мне «Руслана и Людмилу»… То есть, с самого начала: пропетая (или нараспев озвученная) удивительная история, или волшебное отношение к миру! Разница с повседневной речью — небо и земля! То, что в этом есть ритм, размер, рифмы, образность и т.д Всё это ведь узнаёшь позже. Может, и к лучшему — что позже узнаёшь.

В современном мире значений слова в поэзии стало много. Трудно судить: слова Илиады точно такие же для нас, как для античного грека? Что для верующего псалом? А для фаната — речитатив его любимого рэппера? Иные значения близки мне,  иные — враждебны. С чем-то борешься, что-то берёшь на вооружение.

Вит Молодняков на презентации «Богемной Рапсодии». Фото предоставлено издательством «Сияние».

YS:Несмотря на то, что книга строится на воспоминаниях, ее нельзя назвать тяжеловесным словом «мемуары», настолько она легка и динамична. А как Вы сами определяете стилистику произведения?

Литературная прогулка с дорогими сердцу людьми по живому прошлому, по волнующим местам получилась. Этим, наверное, всё и объясняется.

YS:В «Богемной рапсодии» Вы описываете большой опыт работы и подработок. Какое из мест работы cыграло первостепенную роль в формировании Вас как человека и творческой личности?

Ох… Вопросец! Вот как раз значимые для меня «опыты работ и подработок» — они в девяностые были… А книга начинается с августа 1999 года. Так что в «Богемной рапсодии» никакие-такие работы и подработки первостепенную роль не сыграли! Сейчас продолжаю затянувшийся на года роман о девяностых, никак до точки не доведу… Вот, допишу, опубликую — тогда и поговорим!  

YS:Стихи могут служить не только искусству, но и весьма обывательским целям – люди пишут их для рекламы или для рифмованных поздравлений. Как Вы считаете, где проступает эта грань между рифмованными строками и поэзией ? И как классифицировать тех, кто работает на этой грани ? Да, есть рэп как стиль музыки. Но есть и артисты типа того же Трики.

Помните словосочетание «чистого слога слуга»? Вот, может быть, именно сейчас самое интересное время — время для выяснения: Что это за чистый слог такой, и — кто его слуга ? И ещё: Вот о музыке интересно говорить, живопись интересно обсуждать, о кино побеседовать… А вот разговоры о литературе — слова о словах: Часто получается, что речь захлёбывается сама в себе. Попросту так считаю: подлинное в поэзии «выживет» и пусть говорит само за себя.

YS:В книге Вы упоминаете стихотворение «Герда». Можете ли Вы поделиться им в этом интервью с нашими читателями?

ГЕРДА

— Кай, мой Кай, ай, холодно!
Дует снежный ветер сотней стай
в рукава мне, за ворот.
Надежды нет.
И далеко как до тебя – до веры.
Только любовь.
И серый сон – снег, молоко.
Холод ломает пальцы.
Холод стальные спицы в руки воткнул и ноги и в позвоночник, Кай!
Разве бывает Солнце?
Разве тепло? Разве ветер бывает вешним?…
— ВЕЩИМ!
— Вой откуда-то…Я не знаю к тебе дороги.
Я тебя не найду.
В окна стучу. Пороги переступаю.
Ложкой чужой выскребаю из миски чужой чужую еду.
После – в белое полк я окунаюсь.
Близко небо зимы. Воля.
Разве можно дотронуться языком до замка?…
Прилип! Отодрала! Больно!
Вольно и сладко, Кай!
Милый мой, прошлый мальчишка, очень уж белое, слишком
холодное – поле, снег,
ветер, одна…Это сверх Кая!
Кай, Кая, Каю,
Кая, Каем, о Кае,
Снег! Смерть! Я играю в то, что иду я к Каю.
Но я иду. Я — Герда.

YS:Насколько эстетика андеграунда важна для Вас как писателя и поэта? В стилистическом отношении.

В контркультуре есть бойцы, таланты, гении. Заденут за живое — значит, влияют на тебя, меняют тебя. А начнёшь об этом распространяться — впадёшь в занудство, умничание.

YS:Как Вы считаете, что хуже – писать «в стол» отличные произведения или публиковать откровенно плохие?

Публиковать откровенно плохие! Но ведь мой критик, мой какой-нибудь противник — тут-то меня и поймал!

YS:Какой совет Вы можете дать молодым творцам, отчаянно разрывающимся между любимым делом и кормящей их работой?

Отчаянно разрывающимся? Если дело доходит до «отчаянного разрыва» — надо делать выбор.

YS:Ваш Топ Пять самых любимых песен «Соломенных Енотов» ?

Не обижайтесь, пожалуйста — не расскажу! Когда общение с Борисом прервалось, я перестал и слушать его песни… Только в памяти звучат. Жду, когда мне в руки попадёт его книга «Эльд». Хочу теперь прочесть «как текст». А после уже послушать песни «Соломенных Енотов». Желаю всё по новому осознать.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here