В эти выходные вместе с #ToyotaRoadShow прошел этап мирового контеста Grand Prix de Russie в дисциплине Big Air. Тридцать топовых райдеров со всего мира покорили 50-метровый трамплин.

Зрители в этот день насладились не только виртуозными трюками райдеров, но и FMX-шоу от Алексея Колесникова. Хэйдлайнерами шоу Toyota также стали известные российские сноубордисты Денис «Бонус» Леонтьев и Софья Фёдорова.

Журналисты «Young Space» Олеся Кондрушина и Виктория Давыдова в соревнованиях не участвовали, но зато пообщались с участницей Олимпиады-2018 Софьей Фёдоровой.


 — Соня, расскажи о сегодняшнем шоу от Toyota Camp. Какие у тебя ожидания перед началом контестов?

Шоу уже в самом разгаре, здесь очень весело! Это отличная возможность для российских райдеров показать себя на международном уровне, ведь сегодняшнее Grand Prix de Russie собрало много зарубежных райдеров. Круто, что в России проводятся такие соревнования, как сегодня организовала Toyota.

— В рамках проекта «Экстремальный weekend с Toyota» в марте-апреле соревнования пройдут ещё в 3-х городах России: в Казани, Красноярске и Сочи. Ты планируешь посетить эти контесты?

Присутствовать, конечно, буду! А вот принять участие, к сожалению, не смогу: пока что эти соревнования проводятся только среди мужчин.

— За кого будешь сегодня болеть?

За Влада Хадарина. Мы с ним близкие друзья, потому что достаточно часто путешествуем вместе, и я переживаю, волнуюсь за него. Также за райдера из Швейцарии, моего друга Карлоса (Карлос Гербер — прим.). Тоже было бы круто, если бы он выиграл контест.

— Совсем недавно ты вернулась из олимпийского Пхёнчхана. У тебя нет ощущения, что главный старт сезона прошёл и на последующие соревнования можно забить? Не кажется, что настрой уже не такой, как на Олимпиаде?

В прошлом году у меня было похожее чувство. Когда завершился последний контест, мне ничего не хотелось делать, я, можно сказать, ненавидела сноуборд в тот момент (смеётся — прим.), хотелось уже уехать отдыхать. А в этом году после Олимпиады у меня появилась большая мотивация — я хочу попадать на подиум. Я понимаю, что для этого нужно улучшать своё мастерство, тренироваться, делать новые трюки. И поэтому я решила, что буду принимать участие в соревнованиях до конца сезона.

— Что больше всего запомнилось тебе на Олимпийских Играх, если не говорить о соревновательной части? Может быть, церемонии открытия/закрытия или какие-нибудь интересные знакомства?

На самом деле, я не ходила на церемонии как открытия, так и закрытия. Я была на юношеской Олимпиаде, которая проходила в Норвегии (Лиллехаммер, 2016 г. — прим.). И я хочу сказать, что во многом эти Олимпийские Игры для детей были похожи на настоящие взрослые. Поэтому в принципе у меня не было особых ожиданий, я воспринимала это как очередное соревнование, на котором нужно просто хорошо выступить. Как-то по-особому я не готовилась.

— Почему ты решила не идти на торжественные церемонии открытия и закрытия?

Одна из причин — я просто не хотела слушать провокации и неприятные комментарий со стороны участников из других команд. Я слышала, что многие спортсмены и тренеры столкнулись с подобным. Меня, к счастью, это не коснулось. Я старалась не лезть в эти скандалы и просто делала своё дело. Ещё одна причина — у меня был старт через несколько дней (через 2 дня после открытия Олимпиады), а в тот день на улице было -20 и сильный ветер. Поэтому я решила остаться дома, не рисковать здоровьем. Да и всё-таки я приехала соревноваться, а не тусить. К тому же, вся церемония достаточно долго проходит: сначала нужно пройти на стадион (он открытый), а потом ещё всю церемонию там сидеть. Я вспоминаю, как было на юношеской Олимпиаде, и понимаю, что мне не очень хотелось всё это снова.

— На Олимпиаде было много скандалов, связанных с российскими спортсменами. Многих на неё не пустили, а у наших кёрлингистов отобрали бронзовую медаль. Как ты к этому отнеслась? Были ли у тебя проблемы с пробами?

Конечно же, это очень странно, что допинг нашли среди кёрлингистов. И это ещё раз подтверждает, что всё подстроено против наших спортсменов, потому что какой может быть допинг в кёрлинге? Олимпиада — это такое место, где тебе спокойно могут подсыпать что-то в бутылку, еду. Уборщики заходят в комнату, даже не постучавшись. Странно было, что до Олимпиады меня проверяли около восьми раз, ко мне приходили домой почти каждый день в пять утра, но во время Олимпиады меня не проверили ни разу. Я так и не поняла, как всё это работает. К счастью, меня и других сноубордистов это не коснулось. Это спорт, в котором от допинга ничего не зависит.

— Расстроилась ли ты из-за 8-го места на Олимпиаде?

Попадание в десятку для меня достаточно неплохой результат, потому что, во-первых, это первая моя Олимпиада, во-вторых, чувствовалось напряжение из-за отношения к российским спортсменам в связи со сложившейся ситуацией. Изначально я не говорила себе, что должна быть на подиуме, я сделала всё, что было в моих силах, и получилось так, что я оказалась на 8-м месте. Зато теперь у меня есть большая мотивация, чтобы как можно лучше подготовиться к следующей Олимпиаде и уже быть ближе к победе.

— Пока спортсмены готовились к Олимпийским Играм, студенты готовились к зачётам и экзаменам. Ты тоже являешься студентом. Расскажи, как проходит обучение в спортивных вузах и как удаётся совмещать учёбу и спорт?

Многие спортсмены могут себе позволить одновременно учиться и профессионально заниматься спортом. Например, спортивные гимнасты тренируются в зале, и в принципе они могут посещать занятия. Но в моём случае мне нужно ездить по всему миру: во-первых, тренироваться в разных местах, а во-вторых, сами соревнования раскиданы по всей планете. Поэтому времени на учёбу у меня, к сожалению, нет. Я учусь в НГУ им. Лесгафта. Сейчас мне в университете дали что-то типа академического отпуска из-за Олимпиады, и в ближайшее время я буду решать вопрос с учёбой.

— Если бы не спортивная карьера, то кем бы ты могла стать? На какую специальность пошла бы учиться?

Если честно, в 13-14 лет, ещё до того, как я встала на сноуборд, я окончила музыкальную школу. И поэтому я была твёрдо уверена, что пойду в музыкальный колледж, что я стану рок-звездой. Тогда я играла и на фортепиано, и на гитаре, а в то время ещё были популярны «Ранетки». Вот и я всегда думала: «Хочу быть Соней Ранеткой!» (смеётся — прим.) У меня тогда и мысли не было о сноуборде. А потом всё так завязалось, и всё так плавно перешло в другое русло.

— Кстати, как ты познакомилась со сноубордингом? Ты много раз в интервью говорила, что это случилось благодаря твоему папе…

Да, так и есть. В детстве я каталась на лыжах, мы с семьёй периодически выезжали в Подмосковье. На горных лыжах я с 3-х лет. А потом папа купил себе сноуборд, и мне понравилось, как это выглядит, понравилась эта особая одежда. В школьные годы у меня было много разных наклеек со сноубордистами. И этот движ, этот стиль жизни мне очень понравился. Я хотела стать, как они. Сначала, конечно, не получалось, а однажды я даже упала лицом. Но желание оказалось сильнее, и потом я научилась всё это делать сама.

— Как ты думаешь, есть ли какие-то отличия между женским и мужским сноубордингом? Нет ли дискриминации?

Женский сноубординг (как, впрочем, и мужской) сейчас очень поднялся по уровню. В принципе, мы выступаем на таких же трамплинах, как и мужчины, они все одинаковой высоты и длины, одинаково высоко летаем. Но женские трюки, конечно, физически слабее мужских, это нормально для всех видов спорта. Например, в гимнастике женщины не используют те же снаряды, что и мужчины. В сноуборде мужчины выполняют гораздо более опасные элементы, нежели женщины, это заложено природой, дискриминацией это нельзя назвать.

— У многих спортсменов есть особые ритуалы на удачу перед соревнованиями. Например, вратарь ФК «Спартак» Артём Ребров целует штанги. Есть ли у тебя что-то подобное?

Ритуалов у меня нет, потому что я отношусь к соревнованиям иначе. Перед выступлением я занимаюсь повседневными делами, например, могу листать ленту в Instagram до часу ночи. И у меня нет каких-то спецтренировок перед выступлениями, просто я делаю своё дело, которое у меня не вызывает волнения. Я чувствую себя комфортно на старте. Вспомните 17-летнего сноубордиста Редмонда Джерарда, который чуть не проспал старт и выиграл Олимпиаду. Мне кажется, он всё правильно сделал: он воспринимает выступление не как соревнование, а как часть своей жизни.

— Соня, у тебя очень популярный Instagram-аккаунт, там больше 50 тыс. подписчиков. Как много времени занимает ведение блога? Кого из спортсменов фолловишь?

На самом деле, на это уходит очень много времени. Потому что, если ты хочешь, чтобы в профиле были качественные фотографии и что-то интересное, этому нужно уделять время. Плюс, нужно делать партнёрские посты для спонсоров, которые тоже нужно красиво оформлять, вести Insta-stories, чтобы оставаться на виду. Ну, конечно, я слежу за многими сноубордистами. И как за конкурентами, так и просто потому, что интересно, чем они занимаются. Также я подписана на наших российских ребят, например, на гимнастов.

— А хватает ли времени на реальную личную жизнь — на семью, друзей?

К сожалению, из-за своих путешествий очень редко вижусь с семьёй, только когда проездом в Москве. С московскими друзьями получается так же. Но у меня есть много друзей в мире сноуборда, с которыми мы обычно путешествуем вместе. С ними я вижусь гораздо чаще, чем с семьёй.

— Как ты думаешь, насколько важно девушкам-спортсменкам следить за своим внешним видом во время соревнований?

Мне это нужно. Когда я вижу, что у меня с внешним видом всё в порядке, я чувствую себя увереннее и комфортнее. Я привыкла выглядеть хорошо, почему не делать этого на старте? Сноуборд — часть моей жизни.

— Если бы у тебя были дети, ты бы отдала их в сноубординг?

Я бы сначала привела их в гимнастику, а потом дала бы им возможность выбрать вид спорта самостоятельно. Если бы мне что-то навязывали родители, я бы не занималась этим с такой любовью, с какой я делаю это со сноубордом.

— Видишь ли ты себя в какой-то другой сфере, помимо сноубординга?

В ближайшие годы — нет, потому что я планирую выступать на следующих Олимпийских Играх. Но, возможно, я буду пытаться реализовать себя как музыкант, больше учиться. Но времени очень мало.

— О чём ты думаешь, когда летишь по склону на доске?

Если честно, в этот момент я не думаю ни о чем, я ничего не слышу, полностью абстрагируюсь. Но, когда я выхожу на старт, я думаю о чем-то слишком странном. О котятах, единорогах, и вообще нет мыслей, что мне делать на первом трамплине, какой грэб взять — тело делает всё на автомате, и, когда еду, я думаю о настоящем моменте. Если перелетаю приземление, я думаю: «Ох, как бы сейчас не упасть». Если не долетаю, думаю о том, как бы мне лучше сгруппироваться.

— Какой, по твоему мнению, критический возраст для сноубордиста?

Я знаю сноубордистов, которые выступают в возрасте за 30. Но я думаю, что закончу пораньше. Сноуборд достаточно травмоопасный вид спорта, и если сейчас у меня тело достаточно подвижное и я быстро восстанавливаюсь, травм у меня не было и нет, то к тридцати годам это становится всё более и более опасным. И я думаю, что важно найти правильный момент, чтобы остановиться.

— Какие у тебя планы на ближайшее будущее?

Тренироваться, выступать на некоторых этапах Кубка мира. Но в следующем сезоне я планирую ездить не на все соревнования, а выбирать те, которые наиболее важны. Думаю, в ближайшее время мало что поменяется.

Корреспонденты:
Виктория Давыдова
Олеся Кондрушина

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here