Актриса Карина Губанова совсем недавно закончила театральный институт, но уже успела сняться в нескольких сериалах и сегодня служит в Театре Натальи Бондаревой.

Специально для журнала Young Space Карина рассказала о том, как пробиться в киноиндустрию, реально ли актёру прожить на одну зарплату и повлиял ли её отец — знаменитый актёр Сергей Губанов — на выбор профессии.


Вы всегда хотели стать актрисой, или всё же некий прессинг отца повлиял на развитие событий?

Я всегда хотела стать актрисой, да, были переживания: «а туда ли я иду?», но это на уровне размышлений. В выбранной профессии не сомневалась никогда. И прессинг со стороны отца… Какой прессинг? Об этом вообще не может идти речь, поскольку нормальный человек в жизни не захочет своему ребёнку такой судьбы. Судьбы актёра, творческого человека. Потому что даже когда приходишь на прослушивание в институт, многие мастера говорят: «Бегите отсюда, ребята! Бегите без оглядки! Забирайте документы и уходите».

«Когда приходишь на прослушивание в институт, многие мастера говорят: «Бегите отсюда, ребята! Бегите без оглядки! Забирайте документы и уходите».

Это абсолютно нормальная ситуация, когда и в институте очень много студентов уходит с первого курса. Понимали, что им это не надо. Так что прессинга со стороны отца не было. Был серьёзный разговор о том, надо мне это или не надо. Если действительно надо, давай работать в этом направлении. Если не надо, то давай думать над другими вариантами. Он поддерживал любое моё решение.

Возможно, было бы даже легче, если бы я выбрала иностранные языки или точные науки. С этими направлениями у меня всё отлично. Работала бы в офисе, имела стабильную зарплату, официальный отпуск и оплачиваемый больничный. Но точно знаю, что мне было бы плохо. Очень плохо! Я бы задыхалась от невозможности реализовать себя.

Средняя сестра, Ангелина, спортсменка. Она чемпионка России и Европы по гребле на каноэ. Её театральная лихорадка не подкосила. В детстве она тоже занималась в творческих кружках, а однажды пришла со школу и сказала, что хочет заняться греблей. Все удивились, и её тоже поддержали. Теперь всей семьей ездим на соревнования, болеем за нее. Так что все люди разные и каждому своё.

Карина Губанова

Вы с детства работали в различных творческих коллективах. В какой момент вы поняли, что получаете удовольствие от того, чем занимаетесь?

Да, я с самого детства в разных коллективах работала. Мы с другом ещё в детсадовском возрасте, нам было по 4-5 лет, устроили свадьбу для наших родителей. У них было застолье какое-то, и я помню, как они все смеялись, хлопали в ладоши. Можно сказать, это был мой первый актёрский опыт. Мне понравилось играть «невесту» (смеется).

Ещё мне очень нравилась атмосфера подготовки ко всяким концертам, спектаклям. Я занималась в танцевальном коллективе «Домино». У нас была большая танцевальная программа по произведению «Мэри Поппинс». Мы танцевали под знаменитые песни: «Полгода плохая погода», «33 коровы», «Брадобрей». Помню разные костюмы, репетиции. Так здорово!

В возрасте 7 лет тебе уже румяшки рисуют на щёчках, губки подкрашивают. И ты выходишь! Потом смотришь фотографии, видеозаписи. Здорово! Быстро привыкаешь к аплодисментам, буквально наслаждаешься ими. В «Непоседах» ездили на съемки телевизионного шоу «Субботний вечер». Так круто! Нам объясняли, в какую камеру смотреть, что делать. В детстве ты не задумываешься над многими вещами, поэтому не нервничаешь. Просто идёшь и делаешь. Рядом друзья, педагог, ты знаешь каждое движение. Идёшь и получаешь удовольствие. А когда становишься старше, когда начинают работать мозги и возникает много-много вопросов к себе, тебя уже колотит необъяснимая дрожь. Становится страшно. Но все равно это захватывающее чувство.

«В детстве ты не задумываешься над многими вещами, поэтому не нервничаешь. Просто идёшь и делаешь. А когда становишься старше возникает много-много вопросов к себе»

Стоишь перед выходом на сцену: «Ах… Я пошёл!» И то, что происходит на сцене, – это просто невероятное волшебство! Когда выучен весь текст. Все движения. Мизансцены. Когда ты знаешь, зачем ты здесь. В эти моменты появляется возможность импровизировать. Ты видишь глаза партнёра. Ты живёшь уже в этом сценическом пространстве. Это очень круто. Это невероятно!

В общеобразовательной школе тоже ни один праздник без меня не обходился. Каждый класс делал что-то своё, и было круто выделиться среди остальных, выстрелить, стать заметной.

Существует расхожее мнение, что без связей в индустрии в кино молодым не пробиться. Согласны ли вы с этим? Какие шаги нужно предпринять, чтобы тебя заметили?

Да, существует такое мнение. Тут 50 на 50. Потому что у меня есть знакомые, которым помогли их звёздные или не звёздные родители, которые уже находились в этой индустрии, с поступлением в институт, и в дальнейшей работе. Про себя я не могу сказать, что мне отец помог на все 100%. Он спрашивал, нужна ли мне помощь. Сказала: «Нет. Я поступаю сама».

Отец окончил ГИТИС, и если я попросила, он бы меня туда устроил. Но зачем? Если это не моими силами, значит, я до этого ещё не дошла. Я не была на это способна. Нужно смотреть правде в глаза, понимать, что ты умеешь и чего ты хочешь. Подавала документы во все театральные вузы, и куда судьба меня определила, туда и определила.

«Основное, что для меня папа сделал, – попросил агента обратить на меня внимание»

Основное, что для меня папа сделал, – попросил агента обратить на меня внимание. Опять же: если я буду плохо работать, не стану ездить на кастинги, провалю пробу за пробой — то тут уже никто и ничто не поможет. Агент помогает узнать о новых проектах, а когда я переступаю порог помещения, где проходит кастинг, все зависит от меня и только от меня!

Всё идёт так, как нужно. Я никуда не спешу. Кому надо — меня увидят; кому не надо — меня не увидят. Буду работать над собой, над тем, что мне надо. И своё место в профессии обязательно найду.

Насчёт шагов, которые нужно предпринимать, чтобы тебя заметили… Что было, если бы у меня не было агента? Кидала бы во все агентства информацию о себе. Где есть работа, я бы туда летела и впихивалась, так скажем. Носить себя везде, показываться везде. Делаю всё возможное. Сниматься в массовках, в эпизодах. Ходить на все прослушки. Смотря какая цель.

Мои однокурсники создали свой театральный проект, у них есть свой зритель. Они не служат в театре, не состоят в труппе, а арендуют разные площадки. А что в этом плохого? Их тоже могут заметить. Они занимаются профессией, актёрским делом.

Думали ли вы о том, чтобы стать женой, например, известного режиссёра сугубо ради карьеры? Кто бы это мог быть?

Карина Губанова

Думала ли я стать женой режиссёра? Слушайте, как жизнь повернётся. Никто же не знает. Может, я стану женой известного режиссёра. Я ему понравлюсь, у нас случится любовь. А может, не случится. Мне важно любить. Находиться рядом с человеком ради материальной выгоды или ради карьеры, — Боже упаси! Не могу себе это представить. Мне действительно противно. Я не осуждаю тех, кто так делает. Молодцы. Значит, они могут так жить. Я не могу и не хочу. Это на данный момент.

Мало ли, лет через 20 у меня спросят: «Вы говорили, что никогда…», почему же это произошло? Да кто его знает! На этой неделе у меня точно в планах нет свадьбы ни с режиссёром, ни с продюсером. Хотя я могу сейчас выйти на улицу и встретить любовь всей жизни — режиссёра.

У нас немало актрис, чьи мужья продюсеры, режиссёры. Они много где снимаются. Это их путь, и кто я такая, чтобы осуждать? А я так не хочу. Не из-за того, что я высокомерная фифа. Нет. Я этого не принимаю. Это не для меня.

Вы служите в театре и уже снялись в двух сериалах («Чернов» и «Рая знает-2»). Реально ли молодому актёру прожить на одну зарплату, если он занят только в одном театре и нигде более?

Нет, прожить нереально. Откровенно говорю, что нереально. Конечно, если это раскрученный театр, например, московские «Современник», «Ленком», Вахтангова… Не знаю, что там с зарплатами. На эти зарплаты, наверное, можно прожить. Опять же, смотря что подразумевается под «прожить». Если есть одну гречку, ходить пешком вместо проезда на транспорте, то, конечно, можно. А если нормально жить, то, наверное, нет. Не «наверное, нет», а «нет». Говорю только за себя.

Я окончила институт, мне почти 22, а я до сих пор живу с родителями. Мне пока нужна крыша над головой, о которой мне не нужно думать. Я трачу свою зарплату на еду, на то, что мне надо. На какие-то девчачьи «приколюхи», на бензин, на проезд, и другие нужды. На это мне хватает. Даже с избытком. Потому что мне не нужно снимать квартиру, аренда которой в Москве равна целой зарплате.

«Если у тебя нет своей крыши над головой, на такую зарплату тяжело прожить. Нужно параллельно чем-то заниматься: работать в выходные, ходить на подработки»

Если у тебя нет своей крыши над головой, на такую зарплату тяжело прожить. Нужно параллельно чем-то заниматься: работать в выходные, ходить на подработки. Это не зазорно. Хочешь получить ещё денег – получай. Не хочешь получить – сиди ровно и не получай. В любом случае, мы сейчас не живём так, что денег хоть отбавляй. «Вот не знаю, куда потратить эти деньги. Кошмар!» А там у мамы день рождения, у сестры день рождения, у папы день рождения, Новый год, праздники…

В наше время деньги нужны в любом случае. Купить воду – бутылка стоит 100 рублей. 100 рублей бутылка! Чтобы купить себе на спектакль колготки, которые стоят от 250 рублей, тоже нужны деньги, согласитесь. Косметику на спектакли, лаки тоже нужно покупать. Нас этим не обеспечивают. Питаться тоже нужно. Вот так.

Карина Губанова

Развенчайте самые нелепые стереотипы об актёрской профессии?

Я начала сниматься во время учебы в институте, думала, что на площадке всё происходит очень чётко. Часто я раздражалась, что пары начинались не вовремя, заканчивались не вовремя, этот не пришёл, тот не пришёл… Я думала: «Вот начнём работать – и понесётся! И там уже не надо будет тратить нервы, что кто-то опаздывает».

Но на деле абсолютно то же самое, если не хуже. Не зря говорят: «в кино нельзя опоздать». Вот тебя вызывают к 12 часам на площадку, а в 14 уже нужно быть в кадре. Ты приезжаешь в назначенное время и слышишь: «Посиди, подожди, сейчас тебя на грим отведут». Хорошо. Но в два часа только на грим отвели. А в три обед. Тебя, конечно, кормят, хотя ты вроде только-только пришёл, ещё ничего не сделал. И в итоге твою сцену начинают снимать в 7 вечера. В 7 – это ещё очень хорошо. Потому что иногда это затягивается до часу ночи.

«Выходя из института, думала, что попаду в некую систему. Я почему-то была уверена, что на съёмочной площадке она будет…»

И плюс с графиками миф: думала, что когда люди что-то говорят, так и будет. А выходит по-другому. Да, могут быть накладки. Но чтобы постоянно так? Честно, не была готова к такой реальности. Выходя из института, думала, что попаду в некую систему. Хотя творческая профессия не подразумевает системы, я почему-то была уверена, что на съёмочной площадке она будет.

Вспомните, наверняка в кино видели такие эпизоды. Актёр приходит на кастинг, ему ленно говорят: «ну поплачь что ли. А теперь посмейся». Это действительно так происходит, чтобы вы понимали. Вот говорят на просмотре: посмейся. Нет, злорадно посмейся. А теперь вот так, вот сяк. «А теперь порыдай, как будто кто-то умер». Думаю: во дела! Причём действительно так быстро накидывают, что это всё нужно за секунду сделать. Не этому профессия учит.

Когда я с кем-то знакомлюсь, и меня спрашивают, где я училась, я говорю, что закончила театральный институт. «Да? А заплакать прямо сейчас сумеешь?» Я думаю: «Ребята, ну зачем вы так?»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here