«Ходить в «Рабицу» — это зашквар»: Гости Faces & Laces о субкультурном локализме и новой моде

117
Faces & Laces 2017
Фото: r_kosarev/Instagram

В Москве завершился фестиваль уличной культуры Faces & Laces, который собрал на одной площадке все самое модное и молодежное, назвав это «субкультурным локализмом». На Крымской набережной два дня выступали Хаски и Муджус, проводили сникер-конвецию и набивали татуировки. «Янгспейс» поговорил с гостями фестиваля и узнал, что они думают об актуальных событиях. 

Faces & Laces 2017
Фото: «Янгспейс»

 

Рупор — городской культуры

Faces & Laces — выставка молодежной культуры, которая проходит в Москве на протяжении последних 10 лет. Проект родился в 2007 году — наверное, в самом важном году для городских модников, которых примерно тогда же начали называть хипстерами.

Появление выставки в 2007 году неслучайно. К этому моменту в Москве сформировалось сообщество молодых достаточно обеспеченных горожан, которые выросли на «Афише», бывали Европе и хотели жить, как там. Буквально на протяжении года запустился Look At Me, открылись «Симачев» и «Солянка» — оплоты московских хипстеров. Тогда же появился «Винзавод», который стал прообразом индустриальных пространств вроде «Красного Октября», «Флакона» и «Армы». Короче, в 2007 молодежная Москва кипела и Faces & Laces стал ее рупором, сохранившим любовь к  крафтовости, уличной культуре и презрение к тогда еще процветавшему гламуру. Рупор во многом пережил свою первоначальную аудиторию.

Первый Faces & Laces прошел в галерее «Московский центр искусств»: на музейных стендах выставили редкие кроссовки с разъяснительными табличками, а на стенах развесили граффити. На причудливую по тем временам выставку пришли посмотреть около 5000 человек. Со временем Faces & Laces переехал в Парк Горького и теперь на него не заглядет только левиный. Помимо этого, в Faces & Laces принимают участие молодые дизайнеры, например, «Юности» и «Спутника 1985», кастомайзеры, привозящие коллекционные автомобили, и международные бренды вроде Samsung, Sprite и JBL. Еще на выставке появилась и развлекательная часть: небольшой фудкорт с бургерами и фо и главная сцена, где выступили Хаски, «Пошлая Молли» и Mujuice.

Редакторы «Янгспейс» дошли до выставки и поговорили с гостями, о том, что такое «субкультурный локализм» (мы до сих пор не знаем), а также выяснили у нового поколения молодых и красивых, что сейчас модно, а что «зашквар».

Что говорят гости

Фото: «Янгспейс»

Дима и Никита 

22 года, сноубординг и сомелье

Что такое субкультурный локализм?

Дима: Ух,***** (удивительно) . Я даже не знаю. Local – значит местный, а субкультурный…Наверное, это, когда всякие ********* (слишком модные) кроссовки носят.

Никита: Не, чувак, локализм – это когда кроссовки с отдельными пальцами носят.

Кроссовки с отдельными пальцами – это зашквар или нет?

Дима: На ********* (лице) татушку сделать – это закшвар. И кроссовки с отдельными пальцами ух зашквар полный.

Главный зашквар сезона?

Никита: Ходить в «Рабицу», я не знаю.

Куда тогда нужно ходить, если не в «Рабицу»?

Никита: Дома надо сидеть – обдалбываться, как в старые добрые. Я вот, кроме работы, никуда не хожу. Меня вчера уволили, вот сегодня я тут.

Оксимирон или Гнойный?

Никита: Оксимирон, потому что от Гнойный — зашкварный чувак просто.

Лера и Настя 

22 года, визажист и 29 лет, ретушер

Faces & Laces 2017
Фото: «Янгспейс»

 

Что такое субкультурный локализм?

Лера: субкультура – это подразделение различного вида групп, людей с определенными интересами, мировоззрениями. Вот как хиппи – это субкультура.

Настя: Локализм – это, видимо, что-то местное.

А если вместе?

Лера: группа разнообразных людей, которые собраны в одной точке.

Оксимирон или Гнойный?

Настя: Гнойный мне несимпатичен: мне не нравится его псевдоним.

Бузова или Лобода?

Лера: Наверное, лучше Лобода. Она как-то поадекватнее будет

Главный зашквар сезона?

Лера: Погода.

Полина и Андрей

18 лет, журналист и студент 

Вячеслав

16 лет, готовится в ЕГЭ

Faces & Laces 2017
Фото: «Янгспейс»

Что такое субкультурный локализм? 

Полина: Это различные субкультурные направления, которые есть только у нас. Местные субкультуры.

Окей, а кто сейчас является флагманом субкультурного локализма? 

Антон: Наверное, вписки! Я вот последний раз был на вписке четыре дня назад.

Полина: Из брендов в одежде — это «Юность» и «Спутник», а из музыки — «Пошлая Молли».

Вячеслав: Клауд-рэп!

Что круче Pharaoh или Скриптонит? 

Вячеслав: Мне ближе Pharaoh, потому что я не могу разобрать, что говорит Скриптонит. Мне стыдно говорить, какой мой любимый трек, но ладно… «5 минут назад».

Оксимирон или Гнойный?

Полина: Гнойный! Потому что он бог! Его треки — это вся наша жизнь. Любимый трек, наверное, «Отсиди». Он, честно говоря, ни о чем, но там клевая музыка и всем очень нравится. У Оксимирона тоже есть пара годных треков, но у него слишком одинаковые сэмплы и как-то не вкатывает.

Вячеслав: Оксимирон — это слишком сложно.

Лобода или Бузова? 

Полина: Лобода — потому что она богиня. Бузова неинтересная и в отличии от Светланы Лободы она не умеет петь.

Главный зашквар этого лета? 

Вячеслав: Гироскутеры и Puma.

Антон: Хуарачи, потому что в них ходят вся Москва.

Полина: Просто они по форме не очень.

Марк

18 лет, пишет рэп 

Faces & Laces 2017
Фото: «Янгспейс»

Что такое субкультурный локализм? 

Марк: Ты думаешь, что я изучал этот вопрос прежде, чем сюда придти? Все понимают, что такое субкультура, это хип-хоп, street wear и все такое, а локализм — это от слова локация, как мне кажется. Следовательно это такая вот встреча всех движух  в одном месте, чтобы пообщаться и увидеть стрит-вировские штуки.

Оксимирон или Гнойный? 

Марк: Чувак, я был на фестивале «Боль», там ко мне подошел парень и спросил то же самое. Мне кажется, что в перспективе Оксимирон, а пока мне больше нравится Гнойный. Я вырос на Мироне и слушал его, когда еще был ******** (маленьким), но потом я его, наверное, перерос и сейчас он мне уже неинтересен.

Скриптонит или Pharaoh? 

Марк: Определенно Скриптонит — он самый стильный русский рэпер. Pharaoh, конечно, сильный, но я считаю, что альбом «Дом с нормальными явлениями» — самый стильный релиз 2015 года. Он ***** (отымел) вообще все, там нет ни одного бэнгера, но там все очень концептуально и круто связано, в отличие от «36-й улицы».

Главный зашквар года? 

Марк: Мне кажется, что это — Face.

Сколько ты максимум можешь отдать за черный дождевик? 

Марк: Ты о моем? Это коллаборация Сomme des Garcons и Supreme, покупал его за 25 тысяч, и это — потолок.

Что думаешь про коллаборацию Louis Vuitton и Supreme? 

Марк: Мне не нравится ни то, ни другое. Louis Vuitton делают слишком вульгарные и пошлые вещи.

Мила Юна

19 лет, работает с детьми 

Faces & Laces 2017
Фото: «Янгсейс»

Что такое субкультурный локализм? 

Мила: Это что-то маленькое, но свое. Это какие-то стили, которые где-то очень популярные и интересные, люди, которые ими живут, и о которых никто ничего не знает.

Самое стильное событие этого лета? 

Мила: Неожиданное теплом и, наверное, выходные. Их я проводила в поездках и на фестивалях.

Главный зашквар этого лета? 

Мила: Иметь работу.

Скриптонит или Pharaoh? 

Мила: Pharaoh — потому что «Ф» звучит лучше.

Оксимирон или Гнойный? 

Мила: Ни то, ни другое, потому что звучит как-то не очень.

 

Faces & Laces 2017
Фото: «Янгспейс»

Артем

19 лет, тату-мастер 

Что такое субкультурный локализм? 

Артем: Я думаю, это — какое-то направление в искусстве.

Нет, это концепция Faces & Laces. 

Артем: Ну тогда это всякие спейсеры и неймеры, которые рисуют везде граффити.

Оксимирон или Гнойный? 

Артем: Гнойный, потому что мне он больше импонирует. Он более заряженный чувак, который ради своего искусства готов перешагивать через любые рамки. Оксимирон уже хайпанул своего и теперь начинает спокойно развиваться.

Скриптонит или Pharaoh? 

Артем: Скриптонит более глубоко шарит в рэпе, поэтому он.

Главное московское событие этого года? 

Артем: Faces & Laces, потому что к нему люди готовятся на протяжении целого года. Потом они приходят сюда и получают какие-то эмоции от этого.

Как по-твоему, бить татухи прямо на фестивале — это нормально? 

Артем: Я там тату-мастер, поэтому мне кажется, что хорошо. Люди готовились к фестивалю, ехали сюда из другого города, набили тут тату и сохранили что-то. Это будет не просто левая татуха, а памятная, со смыслом.

Главный зашквар этого лета? 

Артем: Мне кажется, что новый трек «Фараона» с последнего альбома — «Дико, например». Еще мне кажется, что зашквар — новый трек Федука «Розовое вино».

Катя и Наташа,

29 лет, работают в Nike и Volkswagen

Faces & Laces 2017
Фото: «Янгспейс»

Что такое субкультурный локализм? 

Катя: Это Оскес (прим. ред. — Дмитрий Оскес, создатель Faces & Laces) что-то придумал, мы не знаем. Может быть это микс какой-то культуры, который сконцентрирован в одном месте.

Наташа: Например, это надписи на кириллице и Гоша Рубчинский — вот наш субкультурный локализм.

А кто наш следующий Рубричинский? 

Катя: Sever — гулите, что это такое.

Скриптонит или Pharaoh? 

Наташа: Скриптонит — мне больше нравится его стаил.

Оксимирон или Гнойный? 

Наташа: Оксимирон — он более интеллигентный. Я за него, даже несмотря на то, что он проиграл 0:5.

Главный зашквар этого лета? 

Катя: Погода.

Добавить комментарий