Звуки свободы: Интервью с Джеком Гришэмом

44
Tsol

В нашей жизни полно таких моментов, которые действительно сложно забыть. Они въедаются в память, разъедают нейроны твоего мозга как кислота, как раковая опухоль, и ты уже не можешь не думать о них. Эти вещи ты будешь вспоминать с улыбкой через пятьдесят лет, не давая себе отчет о том, что было, а будешь просто воспринимать как часть себя.

Я никогда не забуду как впервые услышал T.S.O.L. Первой мыслью, молниеносно достигнувшей опьяненного панк роком сознания была: «А они действительно следуют своему названию». С тех пор прошло много лет, а я по прежнему не перестаю так считать. Конечно группа изменилась. Это уже не те True Sounds of Liberty, какими они были раньше. Они изменились, стали лучше. В начале нулевых Джек Гришэм, которого во времена первой славы группы называли «Игги Попом американского хардкора», вернулся в состав TSOL. Группы, выступления которой видели все. Их название знает каждый уважающий себя музыкант, а те многие, кому довелось быть на концертах коллектива, будут часами рассказывать вам взахлеб о том что они видели там. Но как уже было сказано – времена меняются и люди меняются. После ухода из группы Джек Гришэм играл в самых разных коллективах – от Cathedral of Tears до The Joykiller. Он смог бросить пагубные привычки, и найти себя в литературе, как автор нашумевшей автобиографии “An American Demon”, а так же посвятить себя новому увлечению – фотографии, в котором музыкант весьма преуспел.

Но общаясь с Джеком, я понимаю как сложно это – всегда сложно задать правильный вопрос. Это напоминает балансировку на натянутом канате. Главное не упасть в пропасть, не ударить в грязь лицом. Вместе с этими улавливая его ответы, я понимаю что возможно где-то и пошатнулся, но все же не упал в грязь, общаясь с тем самым Джеком Гришэмом —  не столько вокалистом T.S.O.L., сколько человеком из того времени и частью той самой волны – волны американского хардкора, смывшего все вокруг.


— В одном из интервью Малкольм Макларен сказал такую вещь, о Sex Pistols – он сказал что лучше бы группа никогда не выпускала дебютный альбом. Скажи, если говорить о TSOL, как ты думаешь, изменилось ли бы отношение к вам, если бы вы закончили свою деятельность после «Dance with me” или если бы вообще не записывали альбомов, как сделали The Screamers ?

— Есть целый ряд вещей, касающийся этого, прежде всего это личная конфиденциальность, уважение, и возможность «поймать волну». Если ты не выпускаешь релиз, но шумиха вокруг тебя продолжает расти, тогда твое наследие становится большим, чем то, что ты делаешь. По крайней мере, в наше время есть множество групп, популярных благодаря возрождающемуся интересу к панку, но вместе с этим они ничего из себя не представляют. Так-что, отвечая на твой вопрос – должны были бы T.S.O.L. завершить карьеру, после первых двух релизов – да, определенно.

— Я знаю что у тебя пять детей. Какие отношения сложились с ними ? Было ли им сложно воспринимать тебя как «папу рок-звезду» и «папу-папу» ?И как ты сам преодолел это разграничение?

— Не уверен насчет того, в каком ключе они меня воспринимают – я никогда не спрашивал их об этом. Да и в этом смысле я не тяну на рок звезду. По крайней мере я не верю, что то, что я сделал, делает меня более важным, чем кто-либо другой. Я не верю в героев и не люблю тех, кто это делает. Все люди равны. Я не вылечил рак, и не принес на Землю мир во всем мире. Я просто играл панк-рок.

— Ваш последний альбом, вышедший в этом году – «The Trigger Complex”, прославился не только как одна из самых сильных работ года, но и благодаря вашей работе с Шепардом Фейри, выступившим в качестве дизайнера. Скажи, в культурном плане, какого было работать с человеком выросшим на вашей музыке и впитавшим в себя культуру, которую вы декламировали ? Вы сразу нашли общий язык ?

— Мы с Шепардом стали друзьями, когда он оформил нашу обложку. Но до этого я не был знаком с ним. Он обычный парень из Западного побережья, так-что не думаю что в годы своей молодости он слишком интересовался тем что происходило о Округе Ориндж. Мы заявили о себе достаточно жестоко, и помимо всего прочего наша репутация бандитовшла по пятам. Но говоря о Шепарде – мне нравится его работа, и я действительно ценю те беседы, которые мы вели, во время работы.

— Твоя младшая сестра, тоже занимается музыкой и записывает песни ( более мягкие по звучанию чем T.S.O.L ), какого было тебе, как старшему брату, наблюдать становление и рост ее любви к музыке, и начало карьеры исполнителя ? Испытывал ли ты чувство гордости, как например учитель чьи ученики совершили какое-либо достижение.

— Моя сестра не общается со мной – она воспринимает меня как настоящего дьявола. Хотя, отвечая на твой вопрос – да, безусловно у нее, как и у моего старшего брата есть хорошие вокальные данные. В этом смысле они оба значительно превосходят меня, как музыканта. Я не в курсе её инициатив и сейчас никак с ней не связываюсь. Наверное поэтому родственные связи постепенно перестали иметь для меня какое-либо значение.

— После ухода из TSOL ты успешно продолжил карьеру, помимо прочего став со-основателем группы The Joykiller. В 95-м у вас вышел дебютный, одноименный альбом, сразу ставший классикой альтернативы. Не могу не отметить – шикарный альбом! Какого было записывать его практически с теми же музыкантами, с которыми ты играл в TSOL ? Как по твоему это ощущение новизны повлияло на исход данной записи ?

— То, что мы делали не имело ничего общего с Joykiller. Разве что наша история дала нам возможность записываться, за что я очень благодарен. The Joykiller была и является одной из моих любимых групп, и честно говоря, я думаю, что если бы мы остались вместе, то с T.S.O.L. мы бы достигли такого же успеха.

— В своей автобиографии ты достаточно подробно излагаешь свою жизнь. Но говоря о жизни на сцене – что в вашей жизни артистов было «дичайшим трэшем»? Самым-самым…

— Честно говоря, в этом отношении — я не выглядел классным, безумным, или еще как-то так, в то время как делал все эти вещи. Мои действия были моей жизнью. Я не притворялся «панком» — скорее я был неспособен быть кем-либо еще. Большинство моих приятелей, были панками, в каком-то смысле, они стояли перед объективами камер или толпой, создавая себе имидж эдаких Элисов Куперов хардкора. Они делали это все для простых слушателей- своих фанатов. Но кроме театральности в этих действиях ничего не было. Я вижу некоторых из вас восхищающихся людьми, которые были шарлатанами. Так-что вы, ребята, явно ошиблись с суждениями.

     Фрагмент из фильма «Пригород» Пинелопы Сфирис, в котором так же снялись музыканты группы T.S.O.L.

— Знаешь, это всегда интересно пообщаться с коллегой-писателем о работе. Джефф Нун как-то сказал мне о том что нужно писать без правил. У меня например не вышло! Безусловно это больше касается текста, нежели остального…но в моем случае приходилось вставать каждый день, соблюдать четкий график. В этом смысле, чем конкретно ты, себя ограничил ?

— Я думаю, что есть определенные правила, которые требуют от тебя их соблюдения. В первую очередь – это не быть выше читателей, так как в своей работе ты пытаешься донести до них некое послание, и  первую очередь оно долго быть понятным для них. Ведь, детьми нас учат по некоторым закрепленным стандартам. И в этом смысле очень важно что бы ты мог не только направить их на этот путь, но и что бы образно говоря, могли достичь цели путешествия без какой-либо, глобальной помощи с твоей стороны.

— Bad Brains, декламировали идеи Библии и Наполеона Хилла, Ян Маккей постепенно сформировал движение «Straight Edge”. Была ли у тебя какая-либо философская идея\ стимул для продолжения творчества ?

— На**й их с их догмой! Когда же люди очнутся и увидят весь тот вред, который причинили их идеи? А это в первую очередь разделение сцены, которого бы не было без Генри, Яна и Bad Brains. До этого мы были свободны! Панк никто не пытался осудить. Мы были семьей, а эти люди принесли разделение и ненависть в «наш дом».

— Знаешь, я сейчас закончил свой роман о панк-роке, и достаточно долго размышлял об этом. Почему-то когда появились Ричард Хэлл и New York Dolls, они никого не могли удивить. Панк прижился в Англии, откуда потом вернулся в виде The Damned, отправившихся в тур по Америке. The Germs, X, Black Flag, Plasmatics – практически вся хардкор-сцена взяла основное вдохновение от них. Я знаю что ты большой фанат, расскажи, есть ли у тебя какая-нибудь история связанная с легендами британского панка ? Может быть первая встреча? Или участие в съемках фильма о них ?

— Да, я достаточно большой фанат группы. Помню свои ощущения в тот раз, когда впервые услышал панк-рок – страх, это чудесное восхищение и прострация. Думаю это было что-то сродни тому, что чувствовали первые слушатели рок-н-ролла. Вместе с этим, для меня, это все же было некоторым обострением проблем в обществе, но вместо депрессии это сделало меня счастливым. А потом когда у меня все же появился шанс, сыграть с этими людьми – я загорелся. Они были простыми парнями и девушками, но вместе с этим казалось что они могут дать ответ на вопрос, о моей одержимости панк-роком.

— Продолжая данную тему. Все таки, TSOL появились когда хардкор только начал свое формирование. Скажи, какого было выходить на сцену, в каждом следующем городе и видеть что все меняется? В глобальном смысле. Эдакий «щелк» в сознании молодежи.

— На самом деле, ничего не менялось уже достаточно долгое время. Да и меня самого терзают сомнения, насколько все изменилось.

— Не знаю в курсе ты или нет, но дело в том что в СССР существовала своя хардкор-сцена. По сути так же как и в США – полный DIY. Разве что не с таким размахом. Вот один из подобных концертов. Мне он почему-то напоминает одно из ваших ранних выступлений.
Как тебе вообще ?   

Мне понравилось! Они чем-то напомнили мне Dead Kennedys, с более восточными ритмами.
Я бы хотел однажды сыграть у вас, или по крайней мере, посетить Россию.


 —  English version of the interview —