Wasted Youth: Давид Блувштейн — гуру постсоветского рок-н-ролла

56
просмотры

За 30 лет работы музыкальной индустрии, Давид Блувштейн успел поработать практически во всех её сферах. Он начал с проведения дискотек физиков Вильнюсского университета в конце 70-ых и с начала 80-ых занялся организацией полулегальных рок концертов. После успешного фестиваля «Lituanica ‘86» образовался любительский «Клуб молодежной музыки», а затем и профессиональный «LOS Centras», которые несут ответственность за гастроли Sonic Youth, The Sugarcubes и других групп, фестивали «Rock Forum», «Vilnius Rock», «Vilnius Jazz» и исторические «Рок марши по Литве» 1987-88 годов.


В 1991 году отделившаяся Zona Records лицензировала для СССР пластинки Joy Division, The Pixies, Dead Can Dance и другие, а в середине и конце 90-х была эксклюзивным дистрибьтором всех основных западных инди-лейблов в Прибалтике и издавала записи альтернативного литовского рока.

С начала двухтысячных, уже как Zona Music, фирма вернулась к организации концертов и гастролей таких групп как Legendary Pink Dots, New Model Army, Bill Wyman’s Rhythm Kings. Давид инициировал возрождение литовской рок-легенды Antis, был программным и техническим директором первого современного по качеству продукции фестиваля «Be2gether». Он много лет преподает историю популярной музыки и основы музыкального менеджмента, пишет рецензии и ведет уже шестую авторскую программу на радио.

В интервью журналу «Young Space» Давид рассказал о том, с чего начала работу Zona, как велось производство винила, а также о современной индустрии звукозаписи и своей преподавательской деятельности.


Для пост-советской молодежи вы стали первым человеком, который познакомил людей с пост-панком, шугайзом, мэдчестером и многими другим стилями и исполнителями. Опишите ваши ощущения после стольких лет работы в муз.индустрии.

Не преувеличивайте. В Санкт-Петербурге и в других местах выходила куча  музыкального самиздата, был хороший журнал «Рокси», например. Люди с прекрасным музыкальным вкусом – Андрей Бурлака, Коля Мейнерт, Артем Троицкий, Саша Липницкий и многие другие знакомили страну с альтернативным роком. Основными распространителями музыки были маленькие студии грамзаписи, тиражирующие магнитные ленты на бобинах. Мы в Вильнюсе были очень увлечены самим процессом, возможностью возить туда-сюда группы и издавать пластинки. Ни о какой просветительской деятельность никто не думал.

От активной работы в музыкальной индустрии я постепенно и безболезненно отошёл. Сейчас это полухобби, полу-, своего рода, общественная работа в свободное от других занятий время. Существенно улучшилась информационно-технологическая база, что привело к фантастическому скачку производительности. Я – любитель технологических новшеств, поэтому чувствую себя в этой ситуации очень комфортно. Мы начинали чуть не футбольной командой в дофаксовые времена, а сейчас практически все функции музыкального издателя и лейбла может дистанционно осуществлять один человек.

Свои первые пластинки «Zona Records» начала печатать в 1991 году. Что стало предпосылкой для начала вашей деятельности?

Если говорить об условиях, то, несомненно, геополитическое положение Литвы и удобный исторический момент. К тому времени мы с Гинтасом Бабравичюсом и другими ребятами под вывесками «Клуба молодежной музыки» и «LOS Centras» уже неплохо сработались с англичанами провозя по дешевым аэрофлотовским билетам разные крутые группы. Когда эта лазейка закрылась, Ник Хоббс, бывший моим наставником в музыкальном бизнесе, предложил заняться изданием лицензионных пластинок. Инициатором этих сумасшедших проектов, насколько я понимаю, был прекрасный человек, великий и могучий Питер Дженнер. С его помощью двери почти всех британских инди-лейблов раскрылись. В ознаменование первым релизом Зоны стал весьма неплохой диск Билли Брэгга (Billy Bragg “Talking With Taxman About Poetry“ ZNLP 001).

лейбл zona records

Сейчас коллекционеры довольно хорошо отзываются о ваших изданиях на виниле, ненавязчиво называя издания Zona «самым лучшим, что выходило у нас». Я и сам большой фанат винила и не единожды слышал версии будто  все ваше производство велось исключительно по лицензионным соглашениям с «Factory Records» и другим. Расскажите, как протекал процесс работы?

Все элементарно. Zona подписывала лицензионный договор с лейблом. Мы что-то платили «в валюте» и получали по почте алюминиевые пресс-формы дисков, CMYK-негативы/пленки конвертов и промо-материалы. Технически, самым сложным было ввести дополнительную информацию и наш логотип в обложку, особенно в цвете. Мучились с типографским фотографом ночи напролёт. Тогда оформляли заказ отправляли всё на завод. Сначала попробовали рижский, но быстро переметнулись в Москву, там качество было гораздо лучше. Подавляющая часть тиража прямо с завода высылалась в сеть магазинов «Мелодии». В Вильнюс мы брали немного, только для Литвы, возможно для Прибалтики. Магазины платили нам, а мы – заводу и лейблам за лицензию. Со сменой политической ситуации и ускорением инфляции магазины стали тормозить выплаты. А через некоторое время, например, Киев согласился отдать долг, но денег уже едва хватало на оплату банковского перевода. Zona была банкротом. Более здравомыслящая часть команды ушла и основала фирмы Bomba и Bomba Piter. Оставшиеся занялись изданием в основном местной альтернативной музыки на кассетах и организовали фестиваль Vilnius Rock 1994, на котором прогорели окончательно.

А теперь резонный вопрос: собираете ли вы винил? И какое место в вашей коллекции занимают издания Zona Records?

Не собираю. Работа издателя и дистрибутора убила во мне коллекционера. К винилу отношусь довольно прохладно.  В молодости намучился с трещащими пластинками и технологию производства знаю слишком хорошо, чтобы быть в восторге от одного слова «винил». На аппаратуре среднего класса вероятность приличного звука с компакта в несколько раз больше, чем со среднестатистического винила.

Виниловые пластинки Зоны занимают полторы полки дома и стену в гараже, но там только поздние издания. Кассет и компактов осталось по несколько штук, и то не всё сохранилось. Кое-что, в основном, изданное на кассетах и неизданное, бесплатно выложено на zonarecords.bandcamp.com.

Специфика исполнителей, выпускаемых лейблом, и сейчас поражает: Happy Mondays, Lush, The Sugarcubes, The Pixies… Андрей Тропилло как-то сказал в одном из интервью, что выпускал исключительно ту музыку, которой отдавал своё предпочтение – было ли это основным критерием для вас?

Конечно. Но в нашем случае издавались довольно свежие альбомы, а мы в то время только-только дорвались до New Musical Express и Melody Maker, многое познавалось по ходу дела. Англичане, конечно, советовали. Рынок был таким пустым, что не надо было под него подстраиваться. Зная положение в стране, мы были уверены, что по нашим смешным ценам продадим практически любой диск. Интересно, как было на самом деле, залёживались ли зоновские пластинки в магазинах.

Вы своими глазами видели, как развивалась культура звукозаписи в странах бывшего СССР. Что вы думаете об индустрии звукозаписи сейчас?

За развитием звукозаписи в странах бывшего СССР я почти на следил. Друзья-партнеры из России открыли приличные лейблы – FeeLee, Exotica, Снегири, EastBlok Music, все очень солидно. В Литве существует несколько инди лейблов мирового уровня – балто-центристский Dangus, фри-джазовый No Business Records. А к нелегальному и полулегальному издательству я всегда относился без уважения, цель не оправдывает средства.

В данной ипостаси индустрия звукозаписи мертва. Физические носители музыкальных записей утратили свою первоначальную функцию и стали не более чем сувенирами и способом спонсировать артиста. Мало того, жадность и недальнозоркость акционеров и менеджмента мейджор-лейблов привела к сформированию системы использования звукозаписей, практически игнорирующей интересы артистов и самых лейблов. Какой-то мейджор недавно объявил наконец об открытии филиала в Литве, но сейчас уже поздно, они тут никому не нужны.

Рациональный, хоть и очень социалистический, как положено закоренелому леваку, выход из ситуации придумал вышеупомянутый Питер Дженнер. Он предложил обложить всех пользователей интернета небольшим фиксированным месячным налогом за контент. Слабым местом в его плане было распределение собранных средств. Сейчас это можно просто решить, установкой медиа-счетчиков на компьютере и другой медиа-воспроизводящей технике. Плату за каждый прибор можно распределить как это делается на радио и ТВ – пропорционально времени использования того или иного интеллектуального продукта. С обработкой данных приличный сервер справился бы без проблем. Отпала бы нужда во всех паразитах-агрегаторах и допотопных агентствах авторских прав. По старым расчётам Питера, смешной налог то ли в пять, то ли в десять фунтов в месяц в несколько раз превысил бы рекордный доход британской индустрии звукозаписи.

Сейчас, после стольких лет работы вы преподаете. Как вы пришли к этому роду деятельности? Как сложились ваши отношения со студентами?

Преподаю с небольшим перерывом уже около 20 лет. В тогдашней консерватории появилась специальность «менеджмент культуры». Инициаторы пригласили читать курс истории поп музыки, позже добавился курс по музыкальной индустрии. Сейчас в Вильнюсском техническом университете имени Гедиминаса, начинаем готовить широкопрофильных концертных и театральных инженеров.

Отношения со студентами, вроде, хорошие. С некоторыми уже много лет дружим семьями. Вильнюс – небольшой город, тут все рядом. Бывшие студенты теперь на концерты приглашают. Один панк теперешним студентам недавно проводил лекцию с демонстрацией осветительной системы музыкального клуба. Другой окончил музыкальную академию и перенял курс истории поп-музыки в университете. Хорошие ребята. Среди новых тоже будущие коллеги ясно видны.

 Я знаю, что вы до сих пор выпускаете винил. Расскажите о релизе Ministry Of Echology “Music Healing”. Довольно интересный и нестандартный коллектив для Литвы. Как вы начали свою работу с музыкантами?

Издательская деятельность Zona ограничивается несколькими физическими носителями в год. Планирую выпустить пару зажатых при советах альбомов старого литовского рока. На очереди, записаный в 1983 и изданый только на кассете, диск одной из самых лучших рок-групп восьмидесятых Saulės laikrodis.
С ребятами из группы Ministry Of Echology мы познакомились в испанской деревушке Сан Педро (San Pedro) в самом конце 2010. Мне очень понравилось их отношение и к жизни вообще, и к музыке в частности. Это новое поколение, в котором практически полностью отсутствует постсоветская ущербность и закомплексованность. Естественно было предложить им помощь. Тем более потом выяснилось, что они здорово играют любимый dub reggae. Второй альбом группа захотела издать и на виниле. При поддержке живущего в UK барабанщика каунасской группы Sh.. Андрюши Качанова удалось организовать там сессию в хорошей аналоговой студии. Сам маэстро Адриан Шервуд (Adrian Sherwood) немного приложил руку, он оказался соседом и приятелем тамошних инженеров. Сессия была недолгой, так что и альбом получился короткий. Послушать и заказать винил можно на ministryofechology.bandcamp.com/album/wanderer.

Ваш самый памятный концерт?

Незабываемо выглядели 250 человек в зале вильнюсского дворца спорта во время Vilnius Rock. В историческом отношении, конечно, с концертами «Рок марша по Литве» («Roko maršas per Lietuvą») 1987-88 годов, мало что может сравниться. Они помогли людям избавиться от страха перед всесильными «советами», а лично мне – еще и практически ознакомиться с техническим менеджментом большого музыкального турне.

Стив Альбини, в одной из своих статей довольно критично оценивает музыкальную индустрию в целом, делая акцент на коммерции. Хотя конечно же любое мнение субъективно. Какие впечатления вы испытали в «шкуре» продюсера? Может подскажете пару советов начинающим продюсерам?

Глубоко уважаемый Стив Альбини пинает мертвую кошку. Я не вижу никакой проблемы в коммерческой ориентировке большинства участников рынка, это абсолютно нормально. Тем более, что уже давно, с начала инди движения, у музыкантов есть возможность выбрать некоммерческий путь. Проблема в том, что породившая мега-корпорации система проявила полную неспособность адаптироваться к изменившимся условиям. Масштаб современной глобализации требует изменений на очень высоком международном уровне, а инициировать и проводить их некому. В результате имеем то, что имеем – основная масса доходов от звукозаписи оседает теперь в других, совсем не музыкальных мега-корпорациях, которые, в отличие даже от самых жадных и отвратительных мейджоров, практически ничего на платят артистам и не ведут никакой работы по поиску и продвижению новых талантов. Эта часть музыкального бизнеса вообще отдана тупому телевидению и еще более тупым его зрителям.

Настоящим продюсером, особенно в российском понимании этого слова (аналог overall producer), я никогда не был. Мне всегда больше импонировала модель сотрудничества с артистами. Начинающим посоветовал бы не стремиться музыкальным менеджментом заработать на жизнь. А по большому счёту – поискать себе более интересное занятие. Из музыкальной индустрии давно исчезла романтика инди-движения восьмидесятых и девяностых. Сейчас это либо скучный и не особо прибыльный бизнес, либо несложная работа, с которой легко могут справиться сами артисты.лейбл zona records

 Назовите 8 ваших любимых песен «на все времена».

Лучше назову 8 самых красивых:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь