Зарождение классического граффити: «Kilroy was here»

В первом нашем рассказе мы постараемся познакомить читателя с основными моментами, которые предшествовали появлению классического граффити на улицах всех городов нашей планеты.

434
просмотры

 

Сегодня мы открываем новую рубрику, посвященную истории советского и российского граффити. Вести ее будет команда энтузиастов из «Однажды в СССР». О чем пойдет речь в наших рубриках? Во-первых, мы будем  рассказывать о культовых личностях в этой культуре и их работах, о первых фестивалях и акциях, проходивших на территории нашего государства. Во-вторых, мы расскажем о красках  того времени и методах ее использования. И в-третьих, мы постараемся осветить все ключевые моменты, происходившие в культуре на ранней стадии ее  развития. Присоединяйтесь к нам, мы начинаем!


1Здесь был Вася

«Kilroy was here»

В первом нашем рассказе мы постараемся познакомить читателя с основными моментами, которые предшествовали появлению классического граффити на улицах всех городов нашей планеты. Мы не будем углубляться в то время, когда по земле ходили динозавры и люди рисовали в пещерах. Мы расскажем о более близком для нас периоде – о XIX веке.

Ближайший пример классического граффити  появился в начале 1940-х в лице персонажа по имени Килрой, выглядывающего из-за стены.  Данное изображение стало популярно в западных странах во время Второй мировой войны.  И в конце 1950-х годов оно массово закрепилось в культурном наследии западного полушария.

Истоки появления «Kilroy was here» остаются нераскрытыми и покрыты кучей городских сплетен, но большинство изучающих этот феномен говорят, что он пришел из верфи в Квинси (Quincy), Массачусетс (Massachusetts), и остальное большинство с ними соглашаются.

Идентифицировать настоящего Килроя удалось только в 1946 году, когда на национальном радио провели конкурс с поиском оригинального «художника». Так всплыла история с заплатками  Джеймса Килроя из Квинси.

Эта верфь в Квинси была одной из самых плодовитых в стране, и на ней работал инспектором по заплаткам Джеймс Килрой (James J. Kilroy). В его отрасли ему платили за количество заплаток, которое он проверил за день. Он отмечал работу своего рабочего дня на самой машине мелом. Чтобы избежать стирания его надписей и прочих подстав со стороны недобросовестных работников, Килрой начал писать на машинах «Kilroy was here».

Американские солдаты почти сразу начали замечать загадочные фразы нацарапанные на приходящих кораблях. Часто эти фразы были запрятаны в труднодоступных местах. Моряки трактовали этот знак как талисман, удостоверяющий, что их судно было тщательно проверено и оно готово к бою.

Такой «стайл» демонстрировали наши солдаты во время Второй мировой войны.

В тоже  время, соревнования по написанию граффити в непонятных местах держали солдат в постоянной боевой готовности и поднимали их боевой настрой, а мистическая личность Килроя не давала покоя офицерам японской разведки и даже сам Гитлер был заинтересован личностью этого назойливого парня.

В конце Второй мировой войны надпись «Kilroy was here», достигла культового статуса, этими надписями были покрыты самые неожиданные места такие как пляж в районе Тихого океана, уборные во Франции и стены в Германии.

Этот маленький носатый персонаж совершил путешествие по всему миру старомодным способом без помощи Интернета и стал легендой среди миллионов военнослужащих во времена Второй мировой войны.  В 1950-х годах он почти исчез и появлялся фрагментарно только во время корейской войны. На смену пятидесятым пришли шестидесятые, а вместе с ними пришли и новые городские легенды.

2Кукурузный Хлеб в Филадельфии

Филадельфия 60-х

Дэррил МакКрэй  (Darryl McCray), более известный как Корнбред (CornBread), один из недооцененных пионеров хип-хоп культуры. Он начал пачкать стены Филадельфии своим именем в далеком 1967 году. Мало кто знает, что именно он начал культурный феномен, который распространился в каждый уголок мира. Очень трудно оценить вклад, который этот человек оказал на мир граффити. Он считается одним из первых, если не самым первым, настоящим граффити-художником. Легенда, которая никогда не получала должного внимания. Он тот, чье персональное путешествие завело его в ад и вернуло обратно.

На фото — Дэррил «CornBread» МакКрэй.
«Первые граффити я начал делать в стенах юношеского института, тогда мне было 10 лет. Я получил свое прозвище от повара Мистера Свенсона (Mr. Swanson). Он думал, что я доставляю сплошные неприятности, потому что каждый раз приходя на кухню, я просил его включить хлеб из кукурузы (Cornbread) в меню. На самом деле он думал, что я над ним издеваюсь, и однажды он схватил меня за шиворот, выпихнул наружу вместе с моими советами и сказал: «Держите этот кукурузный хлеб подальше от моей кухни, он заноза в моей филейной части»».

…После этого все парни начали дразнить и называть меня кукурузным хлебом, но я не обращал на их подколки никакого внимания, мне это прозвище понравилось. Когда я вернулся к себе на район, я написал это имя у себя на спине майки и после этого все стали называть меня Кукурузным хлебом. Я стал писать это имя на всех стенах института, на книгах, в туалете, в комнате встреч, везде. Все знали кто я такой. Я получал за это много уважения от участников банд, также я писал за них любовные послания  их девушкам. Позже я приезжал к ним в трущобы, мы пили вместе вино, и я расписывал им жилетки. Я отучился в 1967 году и тогда я стал писать на улицах.

Когда я выпустился, я познакомился с девушкой из школы по имени Синтия. Она мне раньше очень нравилась. Я прогуливался вокруг ее дома и школы каждый день, так как пытался быть ее парнем. Я начал писать повсюду на районе «Кукурузный хлеб любит Синтию». Она не знала что Кукурузный хлеб и я – это один и тот же человек, она просто знала что меня зовут Дэррил. Это задевало мое сознание, потому что мифический Кукурузный хлеб привлекал больше ее внимания, чем я живой. Однажды много месяцев спустя, она увидела надпись «Кукурузный хлеб любит Синтию» написанную в моей школьной тетради, и она поняла кто я такой. Именно тогда она влюбилась в меня. Мы были так молоды. Ее родители не одобрили ее выбор, а я был еще тем молодым паникером. Я был парнем с улицы, и всем своим видом это показывал. Она думала, что заслуживает кого-то лучше, чем я, и на этом наши взаимоотношения прекратились. Она перевелась в другую школу и переехала с района, я прекратил писать «Кукурузный хлеб любит Синтию» и снова начал писать «Кукурузный хлеб». Я встречаю Синтию время от времени. Она до сих пор является моим хорошим другом.

Через два года после моего выпуска из института, я стал первым в мире известным граффити-артистом. Никто больше не рисовал на стенах в то время, когда я начинал. В 1969 году я увидел другие имена на стенах, они хотели получить такую же известность, которую получил я. Я появлялся в газетах, на радио, в журналах, я получил огласку во многих СМИ. Эти парни думали: «Раз он смог так прославиться, рисуя на стене, смогу и я». Через год рисующих на стене были тысячи, к 1972 году десятки тысяч. Это распространилось из Филадельфии в Нью-Йорк, из Нью-Йорка в Чикаго, поглотило все главные города, и об этом искусстве узнал весь мир.

Филадельфия, 1971-ого года

Я действительно попал в центр внимания, когда прошел слух, что меня застрелили. Парень, который действительно умер, был моим другом – Корнелий (Cornelius). Все звали его сокращенно Корн. Когда он получил пулю в голову на улице, люди разнесли по округе: «Корн застрелен, Корн умер»! Тогда-то и появилась пресса, они слышали слухи и подумали, что это я умер. После этого я знал, что мне надо менять что-то в своем имени или меня будут продолжать ассоциировать с этим парнем. Именно тогда я пробрался в Филадельфийский зоопарк и написал на слоне «Кукурузный хлеб жив!» На этом я не остановился. Я писал на полицейских машинах, автозаках, исписал 30 небоскребов, отметился даже на борту частного самолета группы «The Jackson 5».

Я перестал рисовать на стенах, когда мне исполнилось 17 лет. Я посвятил этому семь лет своей жизни, и я понятия не имел, что это распространится, как чума. В моей жизни на многие годы появились наркотики. Во время моего употребления был убит мой сын. Я был свидетелем того, как два парня вышибли из моего сына дух, и это стало сильным ударом для меня. Я утопал в наркоте, я просто не мог взглянуть в лицо настоящему, тому, что происходило вокруг меня, и я погружался все глубже и глубже, на самое дно. Моя репутация все время преследовала меня. Люди говорили мне: «Дружище, ты должен быть в Голливуде, ты должен быть успешным»! Но я смущался от таких слов, и дошло до того, что я перестал говорить людям, кем я был. Потом было осознание того, что я умру, если буду продолжать в том же духе, и я начал пытаться бросить наркотики. Я перепробовал множество способов, и в конце концов, я взмолился Богу, чтоб он помог мне. Я спрашивал его, почему он позволил этому случиться со мной. Затем я услышал голос в своей голове, говорящий мне: «Очистить себя за 30 дней». Я провел эти 30 дней в реабилитационном центре, и вышел оттуда совершенно чистым. Это было почти четыре года назад, после этого я больше не оглядывался…

Дэррил МакКрэй сегодня стал социальным работником в  Филадельфии, оратором и молодежным адвокатом. Он проводит мотивационные разговоры о том периоде, когда был молодым теггером, о его проблемах с законом и наркотиками. Он говорит, что против нелегального граффити, но его теги до сих пор в эксплуатации.

3Taki и его Волшебный маркер.

маркеры для граффити того времени , в том числе и «Magic Marker»

Все сказки о том, что граффити пришло из Нью-Йорка, связанны с именем этого парня Taki 183. Его история начиналась так…

Летом 1969 Димитрий бездельничал и не знал, чем заняться. Он жил в северном Гарлеме, в районе, наполненном греческими детьми, такими как он сам. Также там проживали выходцы с Кубы, Доминиканы и Пуэрто Рико. Однажды этим летом, друг Димитрия – Фил прогуливался по окраинам 183 улицы и принес увиденные новости для Димитрия и его друга Грега. Паренек из Инвуда, 20-ью домами ниже, пишет свое имя и номер улицы на стенах города — это был Julio 204. Димитрий и Грег тогда подумали, что это очень круто. И они также начали писать свои имена.

Осенью 1970 Таки пошел в среднюю школу в пригороде Манхэттена, и ему приходилось ездить на поезде туда и обратно. На протяжении всего пути он писал Taki 183 на станциях и везде где только можно, он думал что это идеальные места для его тега. Он видел предвыборные плакаты и приклеенные наклейки по всему городу в 1968 и снова в 1970, и просто сымитировал их предвыборную компанию.

Когда он начал работать курьером в пригороде, он начал развозить посылки по всяким замечательным местам, таким как Upper East Side, он использовал коробку с посылкой против света фонарей и прикрывался ей, когда писал свое имя. Это был возможно один из тех тегов на Upper East Side который попался на глаза репортеру из «The New York Times», который по ним отследил Таки до самого его дома.

21 июля 1971 года, газета «The New York Times» опубликовала на главной странице статью о нем, озаглавленную «Taki 183 множит друзей по переписке». Газетная слава Taki 183 всколыхнула небывалую волну тегов в Нью-Йорке, и его тегу стали подражать сотни подростков по всему Нью-Йорку. Райтеры, которые хотели видеть свои имена на вершине Олимпа должны были совершенствовать свой тег, чтобы стать героями в этой субкультуре. Граффити стало формой общения и самовыражения для многих молодых людей, их граффити это важная часть их культуры и без Taki 183 и его медийного признания этого могло бы и не существовать сегодня.

Для полноты картины мы перевели, то самое легендарное интервью.

Taki 183 множит друзей по переписке

Таки – это Манхэттенский подросток, который пишет свое имя и номер своей улицы везде, где бывает. Он говорит о том, что это то, что он просто должен делать.

Его надпись «Taki 183» появилась на станциях метро, внутри вагонов, по всему городу, на стенах вдоль Бродвея, в Национальном аэропорте Кеннеди, в Нью Джерси, Коннектикуте, северной части Нью-Йорка и других местах. Он породил сотни подражателей, включая Joe 136, Barbara 62, Eel 159, Yank 135 и Leo 136.

Чтобы удалить такие слова, а также непристойную брань и другое граффити на станциях метро, требуется 80.000 рабочих часов и около 300.000 долларов. Такие примерные подсчеты сделала «Компания перевозок».

«Я работаю, я тоже плачу налоги, и это никому не причиняет никакого вреда», — говорит Таки в интервью, когда речь заходит об удалении граффити. И он спрашивает: «Почему они охотятся за маленьким парнем? Почему не за предвыборными компаниями, которые развешивают свои наклейки повсюду во время предвыборного периода»?

Тайна имени.

Семнадцатилетний, недавний выпускник средней школы, проживающий на 183-ей улице между Одебон (Аudubon) и Амстердам авеню (Amsterdam  avenues). Мы спрашиваем, как его зовут на самом деле. Он говорит, что Таки это сокращение от национального Греческого имени Деметриус, это его настоящее имя.

«Я не чувствую себя знаменитостью», — говорит он. «Но ребята заставляют чувствовать меня одним из них, когда они представляют меня кому-нибудь. Это он! –  говорят они. Ребята знают кто из них был первым». Таки говорит, что когда он начинал свои робкие попытки написания своего имени и номера улицы на фургонах мороженого на районе,в начале прошлого лета, больше никто не делал подобного граффити. «У меня тогда не было работы, и было много свободного времени, понимаешь. Я взял пример с Julio 204, но он  делал это на протяжении нескольких лет до меня и потом сдулся, остановился.»

«Он король»

«Я просто делаю это везде, где появляюсь, я до сих пор это делаю, но не так много. Ты не делаешь этого для девочек; их такие вещи не заботят. Ты делаешь это для себя. Ты не идешь после этого избираться президентом.» Он говорит, что понятия не имеет, как много раз он написал свое имя. Другие подростки живущие на его районе, гордятся им. «Он король», — говорил бездельничающий поблизости подросток.

«Он подтолкнул всех заняться этим», — добавляет Раймонд Варгас (Raymond Vargas), 16-летний подросток с афропрической. «Мне нравится писать свое имя каждый раз в тех местах, где люди не смогут добраться и стереть его». Он говорит, что пишет Ray A.O. — для всех (All Over).

Граффити в подземных переходах города, имеет длинную историю. Kilroy, тот кто был везде во время Второй мировой войны, он оставлял свой знак рядом с рекламными плакатами и различной непристойной бранью. Официально говорится, что эта проблема начала распространятся, как грибы после дождя в последние два года.

С этим очень трудно иметь дело. Волшебные маркеры и другие фломастеры практически не смываемы с бетона и других шероховатых поверхностей на станциях метро. Эти пространства закрашиваются краской поверх граффити.

Внутри вагонов, мощные очистители могут удалить почти все с металлической полированной поверхности, за исключением чернил. Флойд Холовэй, патрульный «Компании перевозок», который является вторым вице-президентом «Ассоциации добровольных патрульных перевозок», говорит, что большинство граффити появляется до или после того как дети идут в школу. «Это не тяжкое преступление», — говорит он. «В большинстве случаев при поимке мы просто с ними беседуем».

Он говорит, что ему приходилось ловить подростков в разных частях города, всех национальностей, вероисповеданий и всех экономических классов.

«Фактически, совершенное преступление, классифицируется как нарушение, которое запрещено правилами «Компании перевозок», не законом. Каждому пойманному старше 16-ти лет грозит вызов в суд», — говорит представитель компании.

Был однажды остановлен

Таки говорит, что его никогда не ловили в метро. Думаю, был однажды днем остановлен за рисование на стене школы Харан (Harran), и агент секретной службы прочел ему однажды жесткую лекцию за рисование на машине секретной службы во время парада.

Он молод, и говорит, что собирается поступать в сентябре в местный университет, признается, что эта его страсть к граффити не является нормальной: «Поскольку у студентов не должно быть отклонений, возможно я пойду к психиатру и скажу ему, что я – Taki 183. Я уверен, что этого будет достаточно, чтобы вылечить мои психологические отклонения».  Далее он добавляет: «Я никогда не смогу уйти в отставку. Я до сих пор ношу повсюду свой маленький волшебный маркер».

Спустя пять лет, в граффити пришел цвет, и его формы начали больше смахивать на искусство. Таки не видел себя в этом. Он завязал со всем этим и стал двигаться в сторону взрослой жизни. Он поступил в колледж и выучился на механика. Он завел семью. И среди бури граффити по всему миру на протяжении 40 лет, он хранил молчание.

Отрывок из интервью Taki данного им в 2009-ом году: «Журналисты приходили, находили меня и мы делали с ними интервью… Но ты знаешь, на районе они знают кому что надо говорить, они не скажут: «Он живет там!» Если ты полицейский, они скажут: «Не здесь, вон там!» Поэтому мы были в долгу… район защищал нас».

Старички встретились

В ближайшем будущем мы опишем расцвет Нью-Йоркского граффити и распространение его на стены других городов и стран.


Словарь

  • Граффити (итал. graffiti — надписи) — надписи и рисунки, нанесенные на поверхности стен, заборов и любые другие поверхности находящиеся в городской среде.
  • Райтер, граффити-райтер (англ. writer — писатель) — тот человек, который занимается граффити.
  • Тег, тэг (англ. tag — бирка, ярлык, этикетка) — подпись райтера (его псевдоним). Обычно делается одним цветом, маркером или краской.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь