Cтрит-арт исследователь krieight: граффити — это не просто определённый стиль картинки, а нечто большее.

202
просмотры
граффити krieight

Во всем мире уличное искусство претерпевает значительные изменения. В Великобритании, например, большой ажиотаж вызывают выставки таких культовых художников как Banksy. В Бразилии художников то и дело привлекают к различной общественно-полезной деятельности, например группировка «OSGEMEOS» занималась оформлением Боинга во время проведения Чемпионата Мира по футболу.

Можно ли назвать эти изменения развитием уличного искусства или во всех этих взаимодействиях с официальными институтами теряется фундаментальный смысл граффити-культуры? А как с этим обстоят дела у нас в России? Об этом в рамках круглого стола нам удалось пообщаться с одним из исследователей уличного искусства — Сашей Кри, который в рамках своей деятельности гастролирует по городам России с лекциями об истории граффити и стрит-арта.

Беседовал: Данил Волохов


Как стрит-арт художники или же люди, которым просто интересна данная тема, Вы не думаете, что этот переход «на холсты» повлиял на смысл? Ведь, по смыслу граффити — это твое противостояние и аннигиляция».

Смотри: Дилан Моран — один из лучших стенд-ап комедиантов в мире. Недавно я пересматривал фильм «Голгофа», где он играл одну из ролей. Роль была драматической, Моран опробовал себя в качестве депрессивного миллионера, но фильм из-за прошлых заслуг этого человека комедийным не стал. Также и с людьми, переходящими рисовать станковые работы с улиц. Конечно, есть те, чьё портфолио состоит исключительно из граффити, которые рисуют то же самое на холсте. Но это имитация, в таковом нет места силе духа и сопротивления, которые присущи как райтерам (художникам, рисующим граффити — прим. ред.), так и уличным художникам. Ведь граффити — это не просто определённый стиль картинки. Это нечто большее.

Kri Eight стрит-арт

krieight, исследователь уличного искусства

Сейчас уличному искусству не хватает людей, уставших от текущего положения вещей. Людей, у которых существует острая потребность выражать себя. Именно такие продвинут стрит-арт до новых высот, разбив к чертовой матери этот стеклянный потолок, в который мы уткнулись. Сейчас очень немногим художникам действительно есть, что сказать. Происходит какая-то игра слов, а не рождение высказываний и жестов. И искусственно этого не развить.


Многих более классических художников, вроде Джаспера Джонса или Жана-Мишеля Баскии, сейчас называют связующими звеньями современной граффити культуры. Что думаешь по этому поводу?

Первого я бы оставил в стороне с его шелкографией, а Жан-Мишель Баскиа действительно был одним из первых, кому удалось перейти из нью-йоркского граффити в галерею и стать всемирно известным. Разумеется, он не заложил основу для позитивного принятия широкой публикой граффити. Баскиа показал, что такое может быть. Но я отмечу довольно важный факт, что он не старался выдавать граффити на холстах, а писал отрешённые от улиц картины. Исключением может показаться разве «Вина Золотых Зубов».

Я бы сказал, что в России сейчас идет довольно стремительное развитие. В той же Марине Абрамович люди уже признают настоящего гения перфоманса (или во всяком случае пытаются уверить других в этом…)

Марина Абрамович родом из Сербии. Этот факт чуть ли не единственный, который я знаю из её биографии. Она занимается перфомансами, и это не особо меня интересует. Её работы мне симпатичны, однако судить о гениальности не возьмусь.

В уличном, публичном искусстве и граффити (речь идёт про Россию — прим. ред.) последние пару лет сильнее и сильнее заметна стагнация. Опытные уличные художники уходят с улиц в галереи, либо работают над иными проектами. Смены этого поколения у нас нет, увы. В это же время появляется реклама, мимикрирующая под монументальное искусство, либо дешевая пропаганда. Изо всех щелей лезут самовлюблённые ребята, видящие стрит-арт как социальный лифт для своего творчества. Поэтому задаёшься вопросами: будет ли развитие уличного искусства после нового импульса, либо стрит-арт уже себя изжил?

А что происходит в плане мероприятий?

В то же время набирают популярность мероприятия, на которых обсуждается уличное искусство и граффити. В качестве экспертов приглашаются люди с сомнительным отношением к теме и все дела. После чего начинается двухчасовой трёп, в конце которого уже никто и не помнит о повестке дня. Недавно смотрел одно такое и в голову пришла мысль: к граффити и тем более к стрит-арту стали слишком серьёзно относиться. Окститесь, дурни: это всего лишь рисунки на стенах, мир ими вряд ли перевернёшь! (Смеется)

Часто современное искусство ассоциируют с провокацией. Тот же блекворк в татуировке, тот же вайлд-стайл в граффити. Однако, сейчас в интерпретации отдельных художников это перерастает допустимые моральные и этические нормы.

Уайлд-стайл в граффити — никакая не провокация. То «трушное граффити», что было в 1970-х и 1980-х в подземке Нью-Йорка, стоит считать провокационным. Отдельные стили — вряд ли. Разве что бомбинг в наши дни.

На провокацию способен стрит-арт с его графическим языком и природой содержания в себе высказываний в целом. Ты прав, намекая на то, что нечто из ряда вон выходящее становится не таким уж и особенным. Возможно, это связанно с попаданием в мэйнстрим и деформацией под восприятие широкой публики. Либо к этому просто привыкаешь. Нормы — штука изменчивая, а такие трансформации — выбор каждого художника. И это очень интересно.

Расскажите, как вы позиционировали свою деятельность «в начале пути»?

«Я сделаю на этой двери полсотни тегов и не схвачу за это пи*ды». Это очень похоже на помешательство! У меня никогда не было высокопарных мыслей насчёт граффити. Сочинять чего-то спустя десять лет я не хочу.

Kri Eight граффити

Что вас привлекло в том, что вы делаете? Распространенное суждение, что музыкантами становятся ради фанаток. Какие мотивы были в вашем случае?

Помощницы в ведении блогов сыграли яркую роль в моём половом воспитании, однако в граффити и стрит-арт журналистику я шёл не за этим (Смеется). Я занимаюсь именно тем, что вдохновляет меня и до сих пор воспитывает как личность. Стрит-арт — это не только про искусство, это ещё про преодоление себя, собственных демонов и лени. Убери из моей жизни это — ты бы увидел совершенно другого человека, если увидел бы вообще.

Какие самые каверзные ситуации, связанные с этим возникали у вас? Приходилось ли откупаться от милиции?

Против милиции/полиции не имею ничего против. Так или иначе, полиция — часть игры. Люди там работают разные, узнавать их никогда не хотел. В этом мне помогали ежедневные пробежки. Если попался — подвешенный язык и понимание того, что в форме стоит обычный человек, исправляло ситуацию.

Помню случай лет шесть назад: мы с приятелем рисовали портрет на заброшенном павильоне ВДНХ. Когда выбирали место, произошел ряд очень мутных случаев, которые действовали на нервы. Место было мистическое само по себе: всюду какие-то ямы. Некто вдобавок скидывал бутылки чуть ли не на головы и так далее.

Женщина, которая проходила мимо нас, рассказала историю, что на этом месте кто-то растерзал её немецкую овчарку, внезапно сорвавшуюся с поводка. Собственно, она и шла на могилку питомца. Но мы не испугались, выбрали место поудобнее и старались, чтобы работа выглядела как можно лучше. Через пару минут подбежали господа в серых кителях и принялись за расспросы. Они получили объяснения, а также рассказ о всей той мути с падающими предметами. В итоге полисмены даже не прогнали нас оттуда, а схватившись за табельное оружие, охраняли, чтобы с нами ничего не случилось.

Никаких взяток полицейским я не давал.

Если рассматривать Россию территориально, можно ли сказать, что отдельные регионы представляют отдельные стили или культурные ценности в плане граффити и стрит-арта? Ведь, есть же стилистические различия между Нью-Йоркским бомбингом и Бирмингемским.

Интернет практически полностью размыл различие в граффити между райтером и местом его обитания. У нас не сформировано особых городских стилей, как известный на весь мир мадридский стиль, где каждая вылазка на поезда превращается чуть ли не в поле битвы. Особую атмосферу имеет питерское граффити из-за крыш: на тех руфтопах всё выглядит симпатичным. Скалистые города вроде Мурманска радуют кусками на скалах. Ещё меня поразил Архангельск с необычайной активностью местных райтеров. Я был действительно счастлив видеть это. Однако, в плане визуального языка отдельных городов России — такого нет.

Кстати об искусстве в России. Недавно в Санкт-Петербурге Сергей Шнуров представил выставку произведений в «жанре бренд-реализма». Как по-твоему, стало ли это событием «шагом вперед» для нашей страны, или же наоборот?

Шнур жив — и Бог с ним.

Я знаю, что сейчас ты довольно активно продвигаешь стрит-арт: проводишь различные лекции, да и в целом довольно продуктивно посвящаешь людей. Как ты пришел к этому?

Этот процесс, думаю, был делом времени. В самом начале мне очень понравился дух занятия и первые лет пять прошли в особой атмосфере, когда о граффити узнавали по собственному опыту, перенимали у коллег. Или по граффити-журналам, которые лично мне удалось увидеть всего пару раз. Во время развития интернета мой интерес к граффити не угас. Мне было нечего делать, вот я и занял себя сообществом «Beauty on the streets». Ушёл с головой. Спустя ещё четыре года мне посчастливилось стать организатором фестиваля монументального искусства в Мурманске. Сошлось всё так, что я провёл там четыре публичные дискуссии и две лекции. Мне очень понравилось. Так почему не заниматься этим дальше? В своей голове возражений не нашёл. Оказалось, что это ещё и повод знакомиться с читателями лично.

Сталкивался ли ты с критикой в адрес своей деятельности? Не как художник, а как популяризатор уличной культуры. В чем она заключалась?

Вряд ли меня можно назвать популяризатором. Элементарно потому, что меня совершенно не интересует, сколько людей придёт на мероприятие. У меня нет цели завлечь как можно больше народа, аки в секту или церковь. Как по мне, всегда лучше работать с малой, но соображающей аудиторией, нежели с оравой дурачья. Качество лучше количества.

Насчёт качества своей деятельности — я сам себе лучший критик. За время выступления я чувствителен даже к самым малым оплошностям со своей стороны. Поэтому после каждого выступления я что-нибудь подтягиваю: хронометраж, громкость голоса или излагаемую информацию. Другие люди говорят, что им всё нравится. Но я в это не очень верю. (Смеется)

Думаю, можно было бы поставить под сомнение мою этичность, мол, что занимаюсь пропагандой нелегального рисования на стенах (полностью поддерживаю именно нелегальное рисование). Но делать этого ещё никому в голову не приходило. В противном случае вряд ли это меня заденет.

Отдельная благодарность за помощь в проведении интервью Виктории Ристо.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь