Для чего молодежи нужны айфон, тусовка и диплом? — интервью с Юлией Зубок

128
просмотры

Для чего двадцатилетним нужны айфон, тусовка и диплом? На этот вопрос отвечает в своем интервью корреспондентам Российской Газеты Юлия Зубок — доктор социологических наук, заведующая отделом социологии молодежи ИСПИ РАН. Не смотря на то, что интервью уже два года, актуальности оно еще не потеряло.


Писатель Захар Прилепин рассказал о встрече с читателями, которую устроил известный глянцевый журнал в известном магазине у стен Кремля. Из 300 красиво и дорого одетых молодых людей, никто не задал ни одного вопроса, а за автографом подошел только директор магазина. Какая на самом деле наша молодежь? Чем увлекается, кому верит, куда стремится? Об этом наш разговор .

Случай с Прилепиным — это исключение?

Юлия Зубок — доктор социологических наук, заведующая отделом социологии молодежи ИСПИ РАН

Юлия Зубок: Молодежь очень разная. Она живет в разных условиях и отличается образцами сознания. Но есть общие тенденции. Так, в современном обществе происходит инструментализация и символизация отношений между людьми. Социологи называют это симулякром — то, чего нет на самом деле, но что имеет символическое значение. В данном случае — это принадлежность к определенной группе. Сам вход в тусовку имеет символический смысл, потому что отражает статус молодого человека. Как и наличие айфона, брендовой одежды и других знаков, распространённых в молодежной среде.

Юлия Зубок: Молодежь очень разная. Она живет в разных условиях и отличается образцами сознания. Но есть общие тенденции. Так, в современном обществе происходит инструментализация и символизация отношений между людьми. Социологи называют это симулякром — то, чего нет на самом деле, но что имеет символическое значение. В данном случае — это принадлежность к определенной группе. Сам вход в тусовку имеет символический смысл, потому что отражает статус молодого человека. Как и наличие айфона, брендовой одежды и других знаков, распространённых в молодежной среде.

Неужели айфона и дорогой одежды достаточно, чтобы занять положение в обществе? Что еще имеет символическое значение?

Юлия Зубок: Отдых в определенных местах, например. Они едут не потому что там нравится, а потому что там надо засветиться. Отсюда, кстати, и термин «чек ин» (сheck-in) — регистрация. В общем, все, что отражает статус, престиж, а поскольку в разных группах разные представления о престиже, то и символы могут различаться.

То есть сейчас не так важно родиться на Рублевке или Остоженке, чтобы присоединиться к «элите».

Юлия Зубок: Успешно насаждаемые стандарты общества потребления стирают границы — большинству хотелось бы всего и сразу, здесь и сейчас. Разные социальные группы начинают вести схожий образ жизни. Их объединяет ускорение, стремление не отстать, быть в тренде. Нужно успеть попробовать все новые блага и впечатления, которые дает современное общество. Ради этого определенные категории молодежи готовы на многое. Возможности так быстро меняются, что молодой человек оказывается в бесконечной гонке, а дальше, кто сколько выдержит. А чтобы не упустить ни единого шанса, все схватывается по верхам. По-быстрому получить поверхностные знания. По-быстрому с кем-нибудь задружиться, не углубляясь в отношения. Этакая жизнь «на скорую руку», которую мы называем инстант-культура или жизнь по ускоренному, «быстрорастворимому» образцу. Приспосабливаясь к условиям текучести событий и времени, молодые люди рационализируют свою жизнь. Многие из них тем, что ищут апробированные рецепты и не обременяют себя долгосрочными привязанностями. Для такой молодежи инструментально все — любовь, дружба, удовольствие, страна проживания… Во многом поэтому идентичности в молодежной среде становятся все более ситуативными.

Молодежь хочет всего и сразу, но для этого нужны деньги…

Юлия Зубок: Те, кто не может позволить себе реальные бренды, активно используют фальшивки. Главное, чтобы было похоже. Этого оказывается достаточно для решения сиюминутных задач следования желаемому образцу моды, стиля… Это тоже имитация. Но главная проблема не в том, что молодежь носит подделку в виде сумочки, а в том, что подмены распространяются и на другие сферы: труд, образование, политические отношения. Вместо реального участия молодежи в каком-то социально-политическом или гражданском процессе, мы наблюдаем чисто формальную принадлежность к общественно-политическому движению. В системе образования получение знаний подменяется получением диплома, который, по сути, тоже стал симулякром. В труде даже та молодежь, которая изначально ориентирована на добросовестный труд и работу по специальности сталкивается с низкой зарплатой, дискриминацией, равнодушием и цинизмом других и моментально начинает имитировать. В результате вроде внешне правила соблюдены, но цели у деятельности уже совсем другие.

Хуже всего, что мы наблюдаем девальвацию ценности образования, труда, общественно-политического участия на протяжении периода молодости. Если многие 18-24-летние люди еще пока чисты и романтичны, говорят о честности, самореализации, готовности трудиться, быть полезным, доверять другим, то взрослея (25-29 лет), они превращаются в прагматиков. Они уже столкнулись с реальностью, которая требует от них не реального участия и отдачи, а символов, игры. Сыграть, сделать вид — это всеобщая имитация, пронизывающая всю систему социальных взаимодействий.

Какие цели ставят молодые люди? Зачем им сегодня образование?

 Юлия Зубок: Образование, как показывают сравнительные исследования, нужно всем — это ценностное представление, передающееся из поколения в поколение. И в сознании нынешней молодежи оно тоже присутствует. Но понимание образования изменилось, сегодня — это чистая инструментализация. Без диплома на приличное место не устроиться, но и заработать можно лишь отчасти. Поэтому молодежь действует рационально: диплом получить нужно, но с минимальными затратами. Если можно заплатить — платят, выбирают, где подешевле и поближе к дому. Так делают не все, но это устойчивая тревожная тенденция.  

Поэтому многие талантливые молодые люди отказываются идти в аспирантуру, заниматься наукой…

Юлия Зубок: Многие из тех, кто все же выбирает науку, вынуждены, «наступать на горло собственной песне». Особенно это касается фундаментальной науки. Фундаментальное всегда затратно, а молодежь, занятая фундаментальной наукой, не может одновременно заниматься коммерцией. Прикладники — другое дело. Поэтому любое общество и государство, если они имеют инновационно-модернизационные амбиции, должно взять на себя поддержку этих категорий молодежи. Нужно решить их жизненные проблемы: зарплата, жилье, самореализация и гарантии. Остальное молодые люди сделают сами. В молодежь вкладывать выгодно. От подобных инвестиций прибыль стране не только многократная, но и долгосрочная.

Раньше все хотели быть юристами и экономистами, а сегодня какие профессии в моде?

Юлия Зубок: Сегодня, если выбор молодого человека диктуется статусными притязаниями, престижем и сугубо материальными ориентациями, то все поголовно хотят в систему управления. Молодежь идет туда, где чует возможности для укрепления своего материального статуса. Хорошо бы еще попасть в госмонополии. А вообще в жизнь вступило достаточно амбициозное поколение молодежи. Причем, амбиции не всегда подкрепляются знаниями и, что самое важное — мотивацией труда. Это одно из основных противоречий сегодняшних трудовых отношений.

В российской глубинке такая же картина?

Юлия Зубок: Для тех, кто живет в малых городах и сельской местности, образование — очень значимая ценность, спасательный круг, позволяющий вырваться из невыносимых условий. Они все мечтают уехать. Им неважна специальность, получить бы хоть какое высшее образование, найти работу и уехать. Нам удается обнаружить случаи проявления патриотизма к малой родине, но они скорее исключение. Возможности самореализации молодежи в селе в разы меньше, чем у их сверстников. Причем, только по базовым показателям: поиск работы, повышение квалификации, продвижение по службе, защита прав, занятие предпринимательством.

Фейсбуки и твиттеры, посты и лайки, как они влияют на молодое поколение?

Юлия Зубок: В молодежной среде очень высока ценность общения, правда, и она инструментализируется. Все чаще они общаются, потому что это поможет в достижении их целей. Что касается Интернета, то он дает возможность связать те части мира, которые в жизни никогда не пересекутся. А значит можно реализоваться в тех сферах, в которых в реальности ничего не получается, к которым нет доступа. Еще важный компонент — анонимность и дистанция, позволяющая раскрепоститься и при этом избежать ответственности и обязательств. Мы чувствуем себя неуловимыми и неуязвимыми. Но на самом деле социальные сети восполняют дефицит в дружбе, любви, одобрении, когда этого не хватает в жизни реальной, дефицит времени и средств — с одной точки доступна связь со всем миром, дефицит сил — самопрезентация в сети не требует таких же усилий, как в реальности, и многое другое. Вообще это не столь однозначно, и является преимущественно, но не чисто молодежным феноменом.

Хорошо, конечно, избегать ответственности и обязательств, но разве это возможно в реальном мире?

Юлия Зубок: Как сегодня молодому, эмансипированному индивиду, который вырос в условиях либерализации, под влиянием демократической риторики, сообщить об ответственности? Опять произошел перекос: раньше говорили о долге, но забывали о личной свободе. Сегодня только о ней и говорят, про социальную ответственность забывают. Общество этому не учит. Школа практически не учит. Семья? Но в каждой семье свои представления о нравственности и морали. Государство предпринимает попытки, но они какие-то робкие. Если хотим сохранить целостность общества нельзя пренебрегать социально-значимыми качествами: ответственность, солидарность, сплочённость нельзя.

А вы и ваши коллеги можете подсказать механизмы решения этой проблемы?

Юлия Зубок: Сейчас к молодежи повернулись лицом, потому что она в очередной раз стала заявлять о себе, как о некой потенциально опасной силе. Исследования, проводимые нашим Отделом с 1990 года, позволили обосновать не один комплекс практических мер по решению фундаментальных проблем жизни молодежи и ее развития. Периодически возникает интерес к этим разработкам. Но на их воплощение надо время, желание, средства и компетентность. А еще государственное, долгосрочное, стратегическое мышление и хорошие амбиции. Ситуативным прагматикам важнее, где у нее «кнопка».

22.10.2014

Источник: Наталья Лебедева — Российская газета №6513 (241)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь