Этнофестиваль «Гнезда» 2016, Свердловская область.

37
просмотры
Этнофестиваль «Гнезда»

О том, как проходил свердловский этнофестиваль «Гнезда» и, кто посещает подобные мероприятия рассказывает культуролог из Перми Кристина Владыкина.


Мои друзья неожиданно предложили мне съездить на фестиваль «Гнезда» и я решила понаблюдать за людьми, которые посещают этнофестивали. Как оказалось, тема эта социологами практически не разработана, поэтому мне хотелось для начала попробовать дать общее описание таких фестивалей и понять, откуда они берут свое начало.

Этнофестивали стали проводиться в России так относительно недавно, примерно лет 7-8 назад. Что же представляют собой эти формы досуга и какие люди их посещают? Как правило общая концепция подобного фестиваля прописана довольно четко:

«Это единение людей в атмосфере праздника, творчества, дружбы и любви» (Тюмень, 2016)

«Праздник единства с природой, творчества и созидания, вдали от господствующей масс-культуры. Это событие, на котором встречаются разные культуры, чтобы забыть о былых предрассудках (Inaya-fest, Башкирия, 2016).

Цели этнофестивалей тоже ясны и написаны на сопутствующих сайтах:

«Пропаганда здорового образа жизни, создание благоприятной среды для мирного сосуществования и взаимоуважения людей разных культур, вероисповеданий и национальностей; раскрытие потенциала человека; знакомство гостей с элементами мировой культуры, представленной в музыке, песнях и танцах»( этнофест в Тюмени, 2016).

Обычно на этнофестах сосуществуют следующие социально-культурные направления:

  • ЭКО — бережное и экологичное нахождение человека в природной среде;
  • ЭТНО — обращение к культуре различных народов и этносов через музыку, искусство и быт;
  • ЙОГА — духовные и физические практики самосовершенствования, исцеление через движение, звук и медитацию;
  • АРТ — пространство для творчества, художники, музыканты, арт-объекты, мастер-классы.

В постиндустриальном обществе всё большее и большее количество людей стремится сбежать от городской цивилизации, побыть ближе к природе, вернуться к истокам давно позабытых духовных традиций и на время спрятаться от повседневной будничной реальности. Наверное, поэтому этнофестивали стали столь популярны. В каждом регионе России проводится несколько таких фестивалей, а это означает, что такие мероприятия отвечают культурным запросам общества и имеют свою определенную аудиторию.

Интересно предположить, откуда берут свое начало этнофестивали.

Еще в 90-х годах в разных областях России проводятся закрытые встречи под названием «Радуга», объединяющие хиппи и близкую к ним по духу молодежь. Они представляют собой большой лагерь хиппи, основанный на добрых взаимоотношениях, стихийно и неструктурно управляемый. Как правило он проводится в июле и число участников достигает от 500 до 2000 человек.

Принципы такого лагеря — ненасилие, бережное отношение к природе, запрет на алкоголь, наркотики, а также запрет на любого рода пропаганду, как религиозную, так и политическую. (материал взят из Википедии, на удивление, нашлась такая статья, сама я ни разу не была на «Радуге», но много о ней слышала от друзей и знакомых). Этнофестивали, в отличие от «Радуги» менее длительны (всего три-пять дней, по сравнению с месяцем), более открыты и разноплановы и объединяют самые разные общности людей.

Мне уже приходилось бывать на таких фестивалях неоднократно: в Перми, откуда я родом и в Пермском крае они проводятся регулярно. Например, ежегодно проводится KAMWA, объединяющий в себе этническую музыку, театр и этномоду; «Движение» — музыкальный фестиваль, «Парма» — разноплановый фестиваль в ста километрах от Перми и другие.

Этнофестиваль «Гнезда»

В общем говоря, отправляясь на «Гнёзда» в деревню Северка Свердловской области я уже имела представление о том, что там будет и каких людей я там, возможно, встречу.
Я ожидала увидеть множество людей, одетых в разноцветную этническую одежду, не стесняющую движений, людей, танцующих босиком под бой этнических барабанов. Ожидала увидеть расслабленные лица и дружелюбную атмосферу. Мне хотелось понять, что за люди сейчас проводят время таким образом, откуда они приезжают, как добираются до места, как узнают о встрече и как в общем организован процесс проведения такого фестиваля. Ответы на эти вопросы я отправилась выяснять на месте.

На фестиваль меня позвали друзья, частично причастные к организации этой встречи, поэтому мне не пришлось самостоятельно искать дорогу до места. Но насколько я знала из группы в контакте, попасть туда было совсем несложно — на автобусе, электричке или на личном автотранспорте. В группе было подробное описание маршрута. Отсюда делаю вывод — мероприятие открыто всем и каждому.

Насколько я поняла из описания, фестиваль организовала инициативная группа людей на добровольных началах, а добровольное пожертвование гостей фестиваля составляло 300 рублей и выше — по желанию.

Итак, время около двух, погода располагает, движемся по трассе в сторону Перми, сворачиваем в гору, минуем рытвины и ухабы и вот, через полчаса мы на месте.
Нас встречают доброжелательные парни в комуфляжной форме. Добровольная охрана из так называемых «ролевиков»( если коротко — «неформальная общность разношерстных людей, играющих в различные ролевые игры, в первую очередь ролевые игры живого действия»). И вправду, эти ребята больше играли в охрану, чем были ею. Никакой суровости и бескомпромиссности, свойственной обычным отрядам МВД.

Первое, что я вижу на фестивале — поляна, хаотичные палатки, несколько десятков машин, мотоциклов и даже велосипедов. Люди одеты вполне буднично: джинсы, футболки, кепки. Многие с детьми. Попадается лишь несколько людей в этнических одеждах, да и то, это в основном организаторы фестиваля. Номера машин в основном свердловские, но попадаются и другие регионы: Пермь, Уфа, Татарстан. Интересно, оказывается, здесь люди со всего Урала.

На сцене играет легкое регги, атмосфера вполне себе расслабленная. Прогуливаюсь вдоль палаток. Мне интересно, что едят, как себя ведут, как выглядят люди, приехавшие сюда. А люди ведут себя спокойно. Сидят на ковриках перед сценой, перекусывают бутербродами и сладостями, пьют либо воду, либо чай.

Уже ближе к вечеру подтягивается народ с пивом и кальянами, да и тех считанные единицы. Среди тех, кого я вижу — хиппи, музыканты, ролевики и обычные горожане, которые захотели выбраться на природу с семьей. Примерно человек триста.
Конечно же здесь и неославяне, как я их называю — ведь это этнофестиваль, а значит, русское народное творчество здесь тоже представлено. Это группа людей, человек 15, под предводительством седого мужчины с гуслями в национальном русском костюме. Они водят хороводы и играют в традиционные игры в кругу — перекидывают друг другу бревно, например или затевают чехарду. Среди них и молодежь, и люди среднего возраста и дети. Такие группы наряду с остальными — обычные завсегдатаи этнических фестивалей.

Ещё здесь играет ирландская музыка и танцуют девушки из клуба ирландских танцев. У них тоже какие-то свои особенные наряды и специальные движения. На сцене меж тем музыка сменяется театрализованным действием. Труппа, одетая в клоунские костюмы, импровизирует перед сценой, развлекая публику. Тема мне не совсем понятна, но вызывает отклик аудитории. Такое своебразное скоморошество — стремление вытащить наружу разные эмоции у аудитории.

Наряду с палатками попадаются типи и оборудована походная кухня. Здесь на костре варят веганский плов и борщ для организаторов фестиваля, а также продают чай и кофе, сваренные на костре. Сюда же гости фестиваля добровольно приносят свой добровольный взнос.

Атмосфера царит дружелюбная и, я бы даже сказала, уютная. Все вежливо общаются друг с другом и радостно приветствуют вновь прибывших знакомых. Мы с Олежкой поджариваем свои несколько сосисок на кухонном костре и никто не смотрит на нас с осуждением за то, что мы едим мясо. Так, значит воинствующих веганов здесь тоже нет. И рекламных щитов, кстати, тоже.

Время движется к вечеру. На сцене сменяется музыка, стихи, снова музыка. Сочетания жанров самые разные. Здесь и живые инструменты и электронные эффекты. Я как музыкант не могу не оценить работу звукорежиссера и профессиональную игру выступающих музыкантов. Музыка очень и очень неплоха. Особенно меня впечатлила группа Cantadora. Совершенно драйвовый, концептуальный коллектив из шести девушек, играющих в стиле этно-рок. Русские народные песни в отличной рок-обработке и их зажигательные танцевальные мелодии собрали больше всего публики около сцены. Но хедлайнеров фестиваля мы не послушали — ребёнок запросился домой. Так или иначе, был уже вечер и свою долю эмоций-впечатлений мы получили. Пора было возвращаться.

Кто посещает этнофестивали?

На мой взгляд аудитория подобных фестивалей состоит из вполне обычных людей с вкраплениями хиппи, ролевиков, неославян и прочих этнодвижений. В основном, это люди среднего возраста и молодежь — активные пользователи социальных сетей. Они редко смотрят телевизор и информацию черпают в основном из интернета.

Кстати, афиша фестиваля была размещена только в социальных сетях, так, что собрался достаточно узкий круг людей. Многие из них, по моим догадкам и наблюдениям представляют собой поколение неформалов, хиппи и автостопщиков, которые вышли из молодости, обзавелись семьями и машинами и приехали отдохнуть в приятной атмосфере. Кстати, некоторые участники приехали автостопом, например девушка по имени Даша из Уфы, одна из организаторов фестиваля.

В большинстве своем публика таких фестивалей — это мирные, неконфликтные люди, которые приезжают для того, чтобы расслабиться, послушать музыку, потанцевать в свое удовольствие и провести время с детьми на природе, вдали от городской суеты. И мы не исключение.

Фотографии выложены в сеть участниками фестиваля: Курносова Дарья, Карюкин Андрей, Докалова Полина.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь