Только шапку надеть не забудь: молодые участники протестных акций рассказывают, что об их выборе думают дома

26 марта по всей России прошли самые масштабные акции протеста за последние несколько лет. Наблюдатели отмечали, что на улицы вышло очень много молодёжи, до сих пор обвиняемой в аполитичности. Мы поговорили с семью молодыми людьми из числа тех, что участвовали в протестах 26 марта, и узнали, что заставило их выйти на улицу и что об этом думают их родители и домашние.

1521
просмотры
Акции протеста 26 марта
Фото: rbc.ru

 БОРИС, 18 лет

Мои родители, скорее всего, даже не знают, что митинг был, ведь они смотрят телевизор. Я скажу о моем участии, но не думаю, что это будет иметь отклик. Мама, наверное, скажет: «О, вот дурак», но это все понятно, материнское чувство. Мама, бабушка, им это всё до фонаря. У меня более-менее интересуется политикой отец, но были проблемы со связью, и я не смог ему дозвониться и про это всё подробно рассказать. Но я заведомо думаю, что он по-любому это одобрит. Была бы его воля, он бы тоже пошёл, даже несмотря на то, что это был несанкционированный митинг и людей из-за этого вязали.

Когда я приезжал домой, бабушка рассказывала, как она смотрит программы с Соловьёвым, с Киселевым, такую пургу несёт. Я говорю ей: «Это не так, бабушка, ты ошибаешься, это полная фигня. А она: «Нет-нет, мне интересно, мне интересно».

Моя семья не настолько политически подкована, чтобы об этом с ними спорить. О чем-нибудь другом, да. О том, как картошку варить, да. А вот это нет.

Нам хорошо, потому что мы росли в то время, когда уже есть многое. Мы, если научимся брать нужные факты, это будет хорошо. А с людьми старшего поколения уже нет смысла спорить. У меня в семье никто не знает, как с интернетом обращаться. Но это не их дело. Дело за нами, за молодыми.

Сам я ходил на митинг из-за коррупции главы правительства, о которой Навальный говорит в своём фильме. Именно из-за этого. На лекции нам говорили: «Если вы не знаете, сколько министров сидит, вы не ходите». Я это не знал и ходил не из-за них, а из-за того, что творит сам Медведев. Не то чтоб я особо интересовался оппозицией, но мнение, отличное от мнения большинства, и люди, которые хотят что-то с этим делать — это очень важно, особенно для нас, журналистов. Я интересовался с позиции гражданина и журналиста, потому что учусь на журфаке. Буду участвовать в митингах, если меня это заинтересует, ведь надо пытаться что-то сделать.

митинги 26 марта
Фото: rbc.ru

ЮЛЯ, 18 лет

У меня все довольно скучно, потому что мои родители абсолютно поддерживают меня, и они придерживаются тех же взглядов, что и я. Единственное, конечно, они очень переживают по поводу каких-то массовых протестов, потому что всегда неприятно осознавать, что твой ребёнок в эпицентре, пусть даже он отстаивает свои взгляды, которые не противоположны твоим собственным. Но тот факт, что твой ребёнок ходит на такие штуки, это, конечно, очень волнительно. Поэтому они всегда просят меня написать после того, как это все закончится, убедиться, что меня никуда не увезли и все в этом роде.

В большей мере меня папа поддерживает. Иногда мы стараемся не говорить маме обо всех этих вещах, потому что она нервничает и переживает. Но вот когда был последний митинг, на который мы ходили, она смотрела прямую трансляцию и, конечно, она мне звонила.

Я думаю, даже если бы они придерживались других взглядов, они бы не запрещали мне мыслить по-другому. Инакомыслие у нас в семье никогда не возбранялось.

Совсем другая ситуация с моими тетями-дядями, которые порой за какими-нибудь семейными ужинами начинают полемизировать по поводу их политических взглядов и, конечно, я стараюсь в такую полемику не вступать, потому что они взрослые люди, и их переубедить довольно проблематично. Иногда меня пытаются скомпрометировать, чтобы, я, опираясь на какой-то свой жизненный опыт, которого у меня априори нет, попыталась аргументированно высказать свою точку зрения по поводу происходящего и, конечно, я это делаю, но этот снисходительный взгляд, что мне 18, и я ещё не способна принимать, как они говорят, такие важные решения. Не знаю, я думаю, что именно в 18 такие решения и должны приниматься.

На выходных я ездила к родственникам, но папа попросил меня не вступать в такие разговоры. Вообще я не уверена, что они знают о митингах 26, так как это люди, которые смотрят федеральные телеканалы и абсолютно не адаптированы к неангажированной прессе, поэтому, конечно, они могли просто не знать об этих акциях протеста.

Когда я ходила на марш Немцова, моя мама рассказала об этом по неосторожности моим родственникам, и это было не очень приятно, потому что за этим последовали многочисленные расспросы: «Для чего мне это нужно? Зачем я вообще туда иду? и Какую цель я преследую?». Я пыталась аргументировано объяснить, что к чему, но не знаю, восприняли ли они меня серьёзно.

А так да, родители меня поддерживают, несмотря на то, что им страшно, они уважают мою точку зрения, за что я им очень благодарна.

акции протеста 26 марта
Фото: newsland.com

ВАСИЛИЙ, 18 лет

Родителям, в принципе, все равно. Ну, как все равно, думаю, была бы воля моего отца, он бы ударил меня хорошенько. Мама достаточно аполитична. Она работает учителем, поэтому я знаю, как это все происходит, как их заставляют ходить на митинги.

Отец у меня с 2014 года начал активно политикой интересоваться. Моему отцу сейчас 50 лет. Где он может интересоваться политикой? В телевизоре он может интересоваться политикой. Это ужасно, честно. Иду, он в ноутбуке смотрит телик, иду, он на телике смотрит телик. В записи там, как раз все эти программы Соловьёва. Смотрит, и мы очень часто дискутируем с ним. Основные тезисы –  то, что в телевизоре говорят, все то же самое повторяет. Я примерно понимаю, какие там алгоритмы. Главный аргумент: «Кто, если не Путин?». Поэтому я с отцом часто спорю. Либералов он называет либерастами, операция в Сирии – это не затраты денег, это испытание нового оружия, «Адмирал Кузнецов»  –  это показать мощь великой Россиюшки, хохлы, понятно, сами виноваты.

Ребята, которых увезли 26, показывали «Радио Свобода» сухпайки, которые им выдают, и там срок годности ещё истёк в 2016. Я отцу это говорю, он такой: «Они больше не заслужили». Я ему объясняю: «Бать, митинг был не против правительства, он был против коррупции». Он успокоился, но все равно не одобряет то, что я делаю, но открыто уже не говорит. До этого мы прямо открыто ругались, я называл его ватником и уходил в свою комнату. Так что отец у меня ура-патриот. Я ему говорю: «Вот если весь мир не любит Россию, то на это есть причины». А он отвечает: «Вот мы в каком государстве живём? В России. Значит, надо принимать точку зрения России». Ура-патриот. Где живёшь, то вот и хаваешь.

Я до последнего сомневался идти или нет, ну и, в итоге, я пошёл. Взял с собой друга и пошёл. Купили кроссовки в переходе, потратил 600 рублей. Ходить с ними я не очень хотел, потому что людей, которые ходили с кроссовками, сразу забирали. Мы как пришли, удивились, потому что менты сразу начали одного чувака прессовать. Там толпа зевак собралась. Это была из-за того, что он кроссовки себе на шею повесил. Вот первого сразу при нас взяли, в автозак засунули. Идём дальше. Второго точно так же с кроссовками прессуют.

Я потом спрятал кроссовки под куртку и думаю, что с ними делать. Проводов тут нет, на провода не закинешь, на фонарь надо попасть, закинул на дерево. Я взял, пока толпа была: «Ребята, разойдётесь!» и закинул кроссовки. Они там провисели четыре часа, вечером их убрали. Я до вечера там гулял.

митинги 26 марта
Фото: rbc.ru

МАЙК, 17 лет

Я сейчас живу с мамой и отчимом. Отчиму все равно, хотя он тоже смотрел Навального и что-то там думал, но у него много знакомых из МВД, поэтому он не хочет в это абсолютно никак ввязываться.

Когда я маме сказал, что был на митинге, она сказала: «Ты идиот». Наверное, потому что ссылается к моему отцу. Нельзя как-то сравнивать митинг и его творческую деятельность, но все равно его диссидентство в годы 70-80 привело к тому, что его выпирали три раза из института, и в итоге он пошёл на то второе высшее, которое его вообще никак не устраивало, но которое посоветовала и на которое принудила пойти мать. Мне кажется, он испортил этим свою жизнь, и это очень плохо. Я не хочу повторить его судьбу. Но с другой стороны я ничего не могу с собой поделать. Во мне есть это творческое несогласие и стремление к чему-то идеальному во всех аспектах жизни. Это мне правда очень сильно мешает.

Мама сказала: «Не ходи больше, осторожней, ни во что не ввязывайся». Я, конечно, все это очень сильно разделяю, но не могу ничего с собой поделать.

Это конфликт между моим сентиментальным мировоззрением и желанием объединения между разными слоями внутри государства. В любом случае, я смиряюсь с этими противоречиями и выступаю за уважение личности каждого гражданина со стороны государства, потому что они такие же, как и мы. Они просто когда-то успели подсуетиться, но то, что они делают, нарушает не только какие-то социальные нормы и законы, но и нравственную систему.

От моего папы я абстрагировался, потому что, во-первых, мы в разных городах живём, во-вторых, он алкоголик. Но я не могу осуждать его, потому что человек себя в этом состоянии не контролирует. Но я уже как-то смирился и, да простит меня я не знаю кто, мне на него все равно.

Моя моя мама абсолютно не согласна с тем, что происходит, но она слабый человек и мирится с этим, и ей совершенно нет дела до какой-то там протестной жизни. Она говорит мне держаться подальше от всего этого, но она ничего не сможет со мной сделать, потому что у меня относительно свободная жизнь. Но это тоже с какой-то стороны плохо. Но она обещала проголосовать за Навального на выборах.

Акции протеста 26 марта
Фото: newsland.com

ЮЛЯ, 17 лет

Мои политические взгляды во многом сформировались благодаря моему отцу. Он привил мне любовь к СМИ вроде «Новой», «Дождя», «Эха». Отец меня поддерживает. Заранее я не говорила родителям, что я иду на митинг, потому что я боялась, что меня будут отговаривать из соображений безопасности. А потом я уже с митинга позвонила папе и сказала: «Пап, привет, я на митинге». Он сказал: «Ну, молодец, будь осторожней, позвони, как вернёшься».

После митинга я снова позвонила отцу, и он сказал: «Молодец, проявила свою гражданскую позицию».

Мама, когда узнала, что я ходила на митинг, очень не была рада этому. Она боится, что у меня могут быть проблемы в университете из-за этого и старается меня всячески предостеречь от подобных мероприятий. Моя мама аполитична, но питает некое уважение к Навальному и ФБК.

Это была первая протестная акция, в которой я участвовала. Я из Самары, и там я не участвовала ни в каких протестных акциях, потому что они были очень локальные, например, жители дома пикетируют против коммунальных служб. У меня были сомнения идти или не идти, и я руководствовалась именно соображениями безопасности, потому что страшно, что могут быть проблемы с университетом или с законом. Скорее всего, больше боюсь за университет.

Я не думаю, что люди будут выходить на улицы в ближайшее время и, наверное, что я могу сделать – это идти в правозащитную журналистику, сотрудничать с какими-либо СМИ, заниматься подобной деятельностью. Я склонна думать, что митинг несильно повлиял на власть. Конечно, они испугались, переполошились, что народ что-то может, но, мне кажется, никаких изменений в нашей жизни не произойдёт.

РИЧИ, 17 лет

Начнём с того что. я пока без родителей живу. Естественно, они об этом ничего не знают, и зачем им рассказывать. Это долгая история, но вкратце они меня просто кинули. Днюха, 16 лет, они говорят «Ричи, давай проваливай». Я такой: «Ладненько, хорошо». Уже два года живу один. С одной стороны прикольно, с другой нет. Тебе нужно платить за квартиру, тебе нужно работать, тебе нужно учиться. У тебя нет нормальных документов, с которыми тебе можно пойти на работу. Ты типа школяр и что делать тут непонятно.

Сейчас очень странное мнение появилось, что дофига школьников было на этом митинге. Вот нифига подобного. Я знаю много людей, которые против нынешней власти, но при этом они там не были, потому что они понимают и понимали, что это типа бессмысленно.

В итоге людей задерживали больше, чем на Болотной.  При этом, заметь, что людей там было действительно меньше. Такого, естественно, никто не ожидал. Сам я был слишком маленький для Болотной. В 14 не стоит на такие мероприятия ходить, как бы ты там не выражал свою позицию.

Кстати, на Болотной я вот не помню таких новостей, чтоб там задерживали школьников, хотя там действительно были люди младше 16. Хорошо, что сейчас куча всякой техники у людей появилась, и реально её брали. На Болотной было гораздо меньше видео и аудио материалов.

Многие люди сейчас сидят якобы из-за сопротивления при аресте. Я ездил к людям и в понедельник, и во вторник, и в четверг. И все они были арестованы либо за участие в незаконном митинге, либо за сопротивление полиции. Кто сопротивлялся, чему сопротивлялся, вообще непонятно.

Акции протеста 26 марта
Фото: newsland.com

ЛЕОНИД, 18 лет

Есть конференция в телеграмме, я нашёл себе большую компанию, с которой и пошёл. Изначально я хотел пойти туда с другом, однако, у меня не получилось.

Мы решили пройти от Белорусский до Красной площади, потому что не хотелось подставляться. Попутно у нас взяли интервью, кажется, «Ведомости». На Манежной мы окружили офис «Первого канала», там были флаги, и народ смотрел па этот офис, и никто не понимал, почему они это все не транслируют.

Изначально я родителям не говорил, что не пошёл, потому что не хотел, чтоб они волновались. Они особо и не знали об этом. Потому что, может, мой отец следит только за интернетом. У меня родители имеют достаточно демократичный взгляд на политику и на жизнь вообще. Я пока не говорил, но, думаю, если я скажу, то они отнесутся к этому нормально.

Опять же, они, скорее всего, не знали об этом, потому что огласка этого мероприятия была только через интернет-СМИ и сарафанное радио.

Пока что это был первый митинг, в котором я участвовал. До этого просто, может, мимо проходил. На этот раз я решил сходить, потому что это и для меня, и для моих друзей, и вообще для всех людей в стране довольно важное мероприятие. Люди начали понимать, что они имеют возможность отстоять свои права, отстоять своё достоинство как гражданина.

26 числа это все устраивалась централизованно. Там ФБК, и были гарантии что, если ты туда придёшь, ты придёшь за правое дело. Допустим, то, что было 2 апреля: там непонятно, кто это устраивал, непонятно, что это было, естественно, и народу там не было. Если ФБК будет что-то устраивать, то я их поддерживаю и я пойду. И я надеюсь, что ещё раз будет что-то подобное, потому что на этом её стоит заканчивать.

В университете никто не знает из вышестоящих руководителей, что я там был. Я надеюсь, и не узнают. Я надеюсь, что если кто-то что-то узнает, то просто не подаст виду, либо просто поймёт, что это нормально. У меня в университете даже не говорили об этом.

Бабушки и дедушки пока тоже не знают и, я думаю, зная моих бабушек и дедушек, не стоит из пока уведомлять об этом. Пожилые люди – это такая категория людей, которая очень сильно подвержена влиянию государственных СМИ, и во многом верят чуть ли не каждому слову.

митинги 26 марта
Фото: rbc.ru

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь