Подземка из города на Неве — команда SAE

18
SAE

Не так часто появляется на горизонте материал достойный внимания и вот с командой SAE, лично для меня, было именно так. Об их существовании я узнал летом 2016-го года. Именно в это время ребята появились из глубокого андерграунда петербургских коробок, прихватив с собой огромный архив фотографий, периода, когда они были максимально активны. В этом году команда SB Team (они же в последствие SAE), отмечает 20-летие со дня начала творческого пути по подворотням и лайнам Санкт-Петербурга.

В связи с этой круглой датой, мы решили пообщаться с парнями и узнать у них подробности об этих 20-ти годах настенного творчества в пасмурном Петербурге, о становлении команды, о том как обстоят дела с их творчеством сейчас. Много персональных взглядов на граффити с их стороны вам обеспечено!

Хочется сразу отметить, что это первое интервью с командой SAE за все время ее существования и мы постарались максимально заглянуть в их мир, которого почему-то до этих пор не замечала наша граффити журналистика. Так же вас ждет эксклюзивный фотоматериал их олдовых работ и большая галерея с работами за 2016-2017 год.

Тюрин Павел (далее ТП) — Для начала ребят, предлагаю познакомить читателя с теми, кто на данный момент представляет команду SAE.

Вова Lapa (далее ВL) — Сейчас активны два человека, это Нодар — Nick и Вова Lapa.



ТП — Расскажите про первую работу, которую вы увидели в СПб вживую и про тот кусок, который окончательно сподвиг вас встать на эту граффити дорожку?

ВL — Лично я первый раз услышал слово граффити в 95 году, когда во дворах города начали появляться названия рэп групп. естественно, это были такие названия как Onyx, Public Enemy, Naughty by Nature, Das EFX, House of Pain. Многие названия уже тогда писались не в одну линию, а были сделаны с внутренним объемом букв и к ним были пририсованы логотипы команд.

Во дворе моего одноклассника на улице Чехова я в первый раз увидел то, что можно назвать граффити: это была надпись Chalk. Она была небольшой — около метра в длину и пол метра в высоту. Контур был черный, площадь букв желтой и был объем, он был залит красным ! Рядом стояла дата: 1989.

Летом 1996 года я сам пошёл в автомагазин и купил два баллона авто эмали — черный и красный. И ими я начал писать названия рэп команд в центре Питера. В том же году я познакомился с парнем по имени Сергей. Он жил в районе комендантского проспекта и его нэйм был Jhonny. Именно он рассказал, что граффити это не только названия рэп команд, а в основном, имена графферов. И что кроме букв, объема есть еще фон и персонажи. Свои слова он подкрепил парой клипов, записанных с американского MTV и канала Viva. Знаковые клипы — Beastie boys — Root down, Wu Tang — Cream, где хорошо видны все основные направления граффити — тэггинг, бомбинг, трэйн райтинг.



На самом деле отправной точкой можно считать день, когда по тв я увидел сюжет о том, что на магазине «Renegade» проходит фестиваль граффити. То, что я там увидел очень сильно меня потрясло. Там я в первый раз увидел SPP и то, что они делают. Также в сюжете были вставки из интервью с другими райтерами: в частности с Катей «Zwei». Уже потом я понял, что эти вставки были частью статьи из журнала «Птюч» и именно в тот момент я осознал, что хочу что-то делать сам.



А потом в августе 97 года я первый раз зашел во двор SPP на Литейном и ооочень впечатлился. (улыбается) Начал рисовать эскизы, покупать краску.

Скетч Nick’а (1997)


Нодар «Nick» (далее НN) — Первые работы я увидел вместе с Вовой в легендарном для Петербургского граффити месте — во дворе, который располагался на углу Литейного и Невского проспектов. Конечно, в нем находились не одна работа и не одного художника. Они были датированы 1996 и 1997 годами. На тот момент на меня это произвело неизгладимое впечатление.

Затем был посещен магазин прогрессивного образа жизни «Renegade», что располагался на набережной реки Фонтанки. И, конечно, нужно отметить, что на тот момент был чудовищный дефицит информации о предмете.


                                                           Часть работы SB Team (Санкт-Петербург, Шербаков переулок-1997)

ТП — С этого момента хотелось бы плавно перейти к тому, как образовалась команда SB Team и про вашу первую совместную работу?

ВL — Осенью 97 года мы с Нодаром оказались в одной группе одного учебного заведения. Я в то время уже постоянно скетчил и все вокруг знали, что я пытаюсь рисовать граффити. В один прекрасный день я заметил, что Нодар тоже пытается что-то рисовать. Я предложил ему съездить во двор SPP на Литейном и понеслось. Мы буквально сразу решили, что у нас тоже будет граффити-команда. Название придумали SB Team (Spray Blow Team). Пару месяцев копили на краску и рисовали эскизы. Первую работу сделали в конце ноября 1997 года в Щербаковом переулке.


                                                              Первая работа SB Team (Санкт-Петербург, Шербаков переулок-1997)

Есть еще один важный момент: с первых дней нашего совместного творчества мне стало понятно, что Нодар скетчит лучше меня и в итоге мы начали делать его работы. Это факт.
Нодар сначала подписывался Nodar, а примерно через год начал писать Nick. Я же в то время в качестве талисмана носил брелок — заячью лапку. Мне дали нейм Лапа. Так и пошло!
НN — Первая работа в Шербаковом переулке получилась на мой взгляд, даже несколько масштабной! Мы сделали в тот раз сразу три работы за один подход. Нужно отметить, что неподалеку от этого места учились девушки, с которыми мы на тот момент встречались. Так что это место было выбрано не случайно и имело под собой амурную подоплеку!

Что касается названия команды и формирования творческих псевдонимов, то как я уже замечал ранее в то время царил информационный голод. И стать обладателем какой-либо информации, тогда можно было либо посредством общения с ее непосредственным носителем, либо побывав за рубежом. Нам не хотелось подражать всем и быть тривиальными, нас всегда привлекала индивидуальность и стиль. Поэтому мы попробовали назваться не crew как многие, а team. Аббревиатура SBTeam изначально означавшая Spray Busters и Spray Blow, так и оставалась до определенного времени. А Nick это первый слог моей фамилии, да и друзья так сокращенно в детстве называли — отсюда и нейм.

                                                                                                Тэг Nodar — SB Team (1997)

ТП — Расскажите немного о том откуда черпали информацию?

НN — В основном в то время это были как правило всевозможные фестивали, конкурсы в рамках развития хип-хоп и молодежной культуры в частности. В городе команд, разумеется, было значительно меньше, чем в нынешнее время. Да и сколько было неизвестных (неофициальных) художников! Отсюда, как правило, большая проблема с коммуникациями. Но все это общая картина, а главным или можно сказать судьбоносным информационным взрывом была возможность, хоть краем глаза взглянуть на зарубежный Олимп. Дело в том, что в 1997 году ( после того, как мы уже начали рисовать и выполнили несколько работ) у нас появилась уникальная возможность, увидеть видеозапись, которая была сделана (специально по нашей просьбе) и привезена другом друзей из города Гамбурга. Я в очередной раз ужаснулся, какова пропасть между нашей страной и Германией. Лично я до сих пор нахожусь под ее впечатлением.

ВL — Да, у Нодара был сосед по дому, а его знакомый учился в Германии. Этого знакомого мы уговорили походить по улицам Гамбурга и поснимать граффити. Он согласился и привёз видео кассету. Мы просто очумели от увиденного. Это было в конце 97 года. На видео чётко запомнились Puma и Atome. И еще какие-то лютые полноцветные продакшены с общими фонами и персонажами. К сожалению, видео не сохранилось.

                                                                                                            Puma-Puma


                                                                                                           Atome-Atome


У того же соседа был интернет и у нас появилась возможность заглянуть на иностранные сайты. Мы вышли на сайт graffiti.org и это стало еще одним ударом по мозгам. После этого мы осознали, что по развитию граффити Россия находиться в каменном веке.

ТП- Было ли у вас на тот момент какое-либо художественное образование или все делалось на собственном энтузиазме? И к этой же теме — есть какой-нибудь классический художник которого вы могли бы выделить и чья школа вам близка?

BL — У меня нет никакого художественного образования, но я с детства люблю ходить в Эрмитаж, Русский музей, персональные выставки. Мне, в принципе, интересна живопись, графика, скульптура. Из художников для себя могу выделить Босха, Дюрера, Климта, Магритта, Рериха, Филонова и многих других. Не могу сказать, что чья-либо школа мне близка. Это может быть и классическая живопись и авангард. Я обращаю внимание на цвет, композицию, идею.

НN — Нет образования художественного у меня тогда не было и сейчас нет.

                                                                                           Эскиз работы на Кременчугской улице (1998)


К сожалению, в искусстве я — дилетант! Вижу многое, что нравится и визуально очень радует глаз, но в именах я не силен. В основном это ретро и винтаж – 60-е, 70-е и 80-е. Разные иллюстраторы тех лет. Из современных художников никого выделить не могу.

ТП — Была ли у вас какая-нибудь интересная история, которая произошла во время рисования и ее вы вспоминаете до сих пор, возможно с улыбкой?

ВL — Запомнился случай, когда в 1998 году, во время рисования к нам подъехал какой-то мажор на мерседесе и со словами «Молодцы, хорошо рисуете!», высунул из окна 50 рублей!

ТП- Насколько сейчас чисты споты в которых вы начинали и есть ли в них еще место для вашего граффити или на данный момент вы находите места с более спокойной атмосферой, для беззаботного рисования?

ВL — Споты, на которых мы, в основном, рисовали, сейчас недоступны. Сейчас рисуем в основном на хофах, где достаточно спокойно.

HN — В принципе, со всем вышесказанным соглашусь. Добавлю лишь, что раньше, конечно, адреналин кипел и была потребность в подвигах и славе! А сейчас напротив ценишь размеренность и безмятежность. Отсюда и места выбираются более органичные и спокойные.



ТП — Это для продакшенов, а бомбануть-то ночью, иногда не хочется?

НN — Конечно хочется, еще как! Особенно, когда еще днем, случайно замечаешь место, как будто созданное для этого. Настолько крутое, что ему просто не идет оставаться прежним! Случается, выбираемся, но с годами это стало сложнее. Так как у всех свои заботы, работы и семьи. Но лично моя философия, была всегда такова: не гнаться за стенами славы, а делать в новых местах, где еще ничего нет. Так, по моему мнению, ты влияешь на популярность граффити, вносишь свой вклад в масштабность этого искусства!

                                                   Работа Nick, Lapa, Frame (Артём) — Санкт-Петербург, Кременчугская улица (весна-1998)

ТП — Расскажите о реорганизации в команду SAE, о тех людях что к вам присоединились и почему они сейчас не с вами? И вообще возможен ли вариант на двадцатилетие команды всем вместе встретиться, попить чаю, покрасить стенку и вспомнить о старых-добрых временах?

ВL — В одном учебном заведении с нами учился Mite (Максим). Мы с ним начали общаться на тему хип-хопа и всего, что с этим было связано. Макс не состоял ни в одной команде — рисовал в одиночку. Через некоторое время он присоединился к нам. Это было в 1999 году.

Simon (Андрей) жил недалеко от Нодара и тоже интересовался уличной культурой, поэтому и он быстро влился в нашу команду. C Аликом (Azen) у нас были общие знакомые и мы знали, что он в теме. Так нас стало пятеро.

                                                                                                                   Azen и Mite.

В данный момент никто, кроме меня и Нодара, не рисует. У всех своя жизнь и свои заботы. Лично я поддерживаю связь с Андреем и, реже, с Максом.
Я недавно предлагал бывшим участникам нашей команды встретится и порисовать вместе, но, к сожалению, сейчас это уже никому не нужно. Видимо, слишком много времени прошло. Всё изменились…

ТП — Как ваша семья относиться к вашему увлечению граффити? Ведь чем старше мы становимся, тем больше времени требует семья и без ее поддержки многие перестают рисовать, и вот еще один вопрос о том как вы справляетесь с данной задачей?

НN — Конечно, мои родные, как и родные многих других художников, относились к моему увлечению весьма скептично. Так как это довольно сомнительное занятие в рамках закона. Конечно же они были против! Но сейчас от своего лица я хочу сказать за всех райтеров мира (как бы громко это не прозвучало), что каждый раз, когда художник граффити идет делать свой шедевр (будь то бомбинг или писинг, не важно легально или не легально он это будет делать) — это черт возьми, ПОДВИГ! Потому что он не сидит в своей студии или не творит дома на холсте, а идет вопреки всему (будь то погода, общественное мнение или, наконец, закон) на улицу и создаёт свой шедевр на том или ином месте! ЭТО дорогого стоит! И этот риск зачастую не оправдан. Но это всегда маленькая революция, небольшая победа и пусть, возможно, ничтожная, для кого-то совершенно незначимая вольность, является образом жизни, а может и самой жизнью!!!

ВL — Времени, конечно, мало. Работа, ребенок, хлопоты, но я все равно стараюсь выкраивать 1-2 дня в месяц на покрас. В семье к граффити относятся нормально. Кстати, брат моей жены тоже рисует. (улыбается)


                                              SB Team — Spray, Gang , Virgin (Санкт-Петербург, Московский вокзал, лето-1998)


ТП — Понятно, что в конце 90-х на поле с краской был в основном один футболист и порой проскакивал Motip. Сейчас же индустрия предлагает, такой огромный ассортимент товаров по теме, что порой глаза разбегаются. Какую краску и насадки, предпочитаете, использовать сейчас для создания своих работ?

НN – Пользуемся, в основном, краской отечественного производства фирмы Arton и, в принципе, довольны. Но, к сожалению, полноценной палитры и сочности оттенков в ней не достаточно. Поэтому отдаем предпочтение еще и Montana Black!

ВL — Да, ассортимент хороший! Не то что в наше время. В основном берём Arton и Montana Black, а вообще подбираем по цветам. Лично я заметил, что Arton быстрее выгорает на солнце.

ТП — Где берете вдохновение для такого яркого, цветового многообразия в своих работах?

NH — Тяжело ответить на этот вопрос. Цвет и палитра — это наш стиль! Визитка, если хотите. Нам очень нравиться работать с цветом. Цвет оживляет работу, да и саму жизнь. Кто-то предпочитает выглядеть ярко, а кто-то считает это вульгарным. Что касается поиска вдохновения и выбора цветовой гаммы, то это опять-таки обращение к прошлому. Реклама, искусство, кино, фотография.

ВL — Вдохновение берем просматривая работы старых мастеров. Особенно нравится Немецкая школа середины 90-х. Can2, Bates, Dare, Reso, Ces. Сейчас, как нам кажется, граффити потеряло свою красоту. Всё скатывается в примитивизм: некрасивые шрифты, хром и черный. Мы стараемся делать классические работы: динамичный шрифт, яркая раскраска.


                                                       Nick на конкурсе (Санкт-Петкрбург, Дворцовая площадь -1999)


ТП — Хотелось бы узнать об вашем отношении к фестивально-галерейной движухе, потому что смотря на ваши старые фото, я не вижу ваших работ на фестивалях, а вижу что все ваши работы сделаны на улице?

ВL — Мы рисовали на фестивале два раза. Первый раз это было летом 1998 года, фестиваль проходил на Дворцовой площади. Второй раз там же, но в 1999 и там рисовал один Nick. А вообще нас никогда никуда не звали, потому что мы были вне всяких тусовок и рисовали на своих спотах, особо ни с кем не общаясь.

HN — В этом случае, позвольте мне на этот вопрос ответить лично за себя. Сейчас на мой взгляд эта так называемая ДВИЖУХА чрезмерно популярна. Конечно за рубежом-ранее, теперь и у нас. Я считаю, что это отпечаток времени и достаточно современный, прогрессивный взгляд на это искусство в принципе! Разумеется, в этом явлении много положительных моментов, но нельзя забывать незабвенную историю появления этого искусства. Граффити родилось на улицах. Нынче улица вообще очень популярна, из нее заимствуют много идей, транслируют различные образы жизни и стили. Начиная с моды и заканчивая прогрессивными техническими разработками.

Почему наши работы были исполнены преимущественно на улице? Потому что мы никогда не были на мой взгляд гипер популярны, не гнались за всепоглощающей славой и не мечтали о коммерческом успехе, предпочитая всегда стоять особняком, творить в свое удовольствие и придерживаться классических канонов и постулатов формирования граффити.

                                                                     SAE — Таня (Санкт-Петербург, Московский вокзал-1998)


ТП — Тогда такой вопроc, какой вам важней зритель, который находиться на улице или тот, что сидит за экраном монитора?

HN — Сейчас оба эти зрителя стали одним целым на мой взгляд. Но, как говориться, лучше один раз увидеть вживую, чем сто раз посмотреть виртуально. Поэтому – конечно на улице! Хотя сейчас ее очень сильно чистят и работы на ней долго не живут (по крайней мере у нас в Петербурге)

BL — Мы, скорее, рисуем для себя, но если наши работы нравятся кому-то еще, это тоже приятно. И для меня не важно где люди их видят на улице или на экране смартфона.

                                                                                     SAE в действии (Санкт-Петербург — 2000)

ТП — Как относитесь к баффу своих работ? Стимулирует ли эта тема, на то чтобы пойти и сделать новый кусок, на том же или новом месте, или опускаются руки и наступает депресняк?

HN — Бафф это вообще отдельная тема. О ней можно говорить бесконечно, но прежде всего это, конечно, нож в сердце художнику. Считаю нужным подчеркнуть, что в то время, когда мы начинали заниматься граффити, бафф как таковой разумеется существовал, но в значительно меньших масштабах. Работы и тэги, могли висеть годами. Очень разочаровывает, когда баффят мгновенно после исполнения. Ну а так в общем, это вечное противостояние, мы стараемся относится к этому более философски.

ВL — Обидно, когда закрашивают хорошие работы — полноцветные и качественные.

SAE — Mite (Санкт-Петербург-2000)


ТП — Были ли в то время разногласия или войны с другими участниками движения, или все общение происходило на позитиве?

HN — Честно говоря, команд в те времена было не так много, да и все радели за общее дело. Конечно, за глаза были пересуды — так всегда было и будет. Но, чтобы были драки за споты, всевозможные стрелки и выяснения отношений, я такого не помню. Сейчас, когда слышу о каких-то столкновениях и проявлении насилия среди художников или команд, то я остаюсь под большим впечатлением от этого безумия! Зачем враждовать, если совместными усилиями можно достичь, куда больших результатов, чем в одиночку.

BL — Какие-то отношения, конечно, были. Мы достаточно плотно общались со SPY crew — Антоном и Лёшей, но в итоге у нас с ними случился серьезный конфликт и общение прекратилось. Fuze из Ghosts Crew пару раз написал Toys у наших работ. Owl из Fat Caps пытался вызвать нас на баттл за то, что мы перекрыли его работу, но в итоге так ничего и не произошло. В общем, мы всегда держались отдельно. Не участвовали в конкурсах и фестивалях. Мы делали граффити там, где оно должно было быть — на улицах. И мы делали его много. Тэги, бомбы, куски. Везде. На жалюзях, на центральных проспектах и улицах во дворах, на лайне, на гаражах. Мы в числе первых вышли на окраску электричек и товарняков. Короче мы были самодостаточны и общение как таковое нам не требовалось. Поэтому, кстати, о нас мало кто знает.


SAE — Mite, SAE (Санкт-Петербург-2000)

ТП — Изменилась ли ситуация с граффити в городе, с открытием магазина «Renegade»?

BL – По началу в «Renegade» продавали только шмотки и обувь. Граффити фестиваль хозяева устроили для раскрутки магазина. Безусловно, магазин стал местом, куда начали приходить молодые графферы посмотреть на качественные работы. После двора на Литейном, этот магазин стал второй известной точкой в городе. Позже там был открыт отдел по продаже краски, кэпов и журналов. И именно из-за этого у магазина начались проблемы. Все стены во дворе были затэгганы и это не очень нравилось жильцам дома, которые добились его закрытия.

HN — Да, разумеется изменилась. Команда SPP приложила к этому руку, продавая в «Renegade» продукцию, напрямую связанную с граффити: журналы, маркеры, wear и, по моему, даже краску. Тем самым SPP произвели колоссальный вклад в рождение новой волны этого искусства в Петербурге и, возможно, в стране в целом. К тому же они стали выпускать первый в городе журнал о граффити. Кто бы что не говорил — все равно они молодцы. Результат не заставил себя долго ждать — росло число команд и художников, стало больше информации о предмете.

SB Team — Mark (Санкт-Петербург, магазин «Renegade» — 1999)

ТП — У нас граффити началось и до определенного времени шло в ногу с хип-хопом, как один из элементов этой культуры. Как думаете стоит ли возрождать эти взаимоотношения или пусть хип-хоп идет своей дорогой, а граффити и дальше развивается, как отдельная субкультура?

BL — По моим ощущениям граффити было связано с хип-хопом до середины девяностых годов прошлого века. В начале нулевых, оно уже представляло собой отдельную субкультуру. Многие графферы вообще никогда не слушали рэп и не танцевали брейк. Лично я, уже в конце девяностых, погрузился в другие стили и направления музыки. Я думаю что граффити это самобытный вид искусства и он навсегда ушел в «свободное плавание».

HN — Я думаю, что еще немного и при попытке остановить любого школьника и задать ему вопрос — Что такое Граффити? Он ответит, что это отдельная субкультура. Но прежде всего нужно чтить и уважать свое прошлое, ведь невозможно идти в будущее, не оглянувшись на прошлое.

Я много думал об этом. Даже вспоминая те времена когда мы начинали и рассуждая о том, что происходит сейчас, мне становится очевидно, что произошли колоссальные перемены и, зачастую, не в лучшую сторону. Граффити приобрело весьма грубые и агрессивные формы. В рамках хип-хоп культуры, это искусство имело куда больший смысл и было более органичным, взаимодействуя и дополняя остальные направления. Считаю, что эти взаимоотношения возрождать стоит, по крайней мере это определенно плохо не повлияет на граффити в целом, а скорее укрепит стили и сплотит художников.

Lapa — Lapa (Санкт-Петербург, на Фонтанке — 2000)

ТП — Вов, вопрос лично к тебе, о твоем большом блокбастере на Фонтанке. Как пришла идея сделать такой размер и как ты это все реализовывал? Предполагаем, что это был самый крупномасштабный блок, на то время, в городе.

BL — Идея пришла после просмотра западных граффити журналов. Был подходящий забор на Фонтанке около цирка (недалеко от моего дома). Я взял краску, валик, стремянку, оделся как маляр, вышел рано утром и за час сделал такие буквы.


SAE — Акция на Литейном проспекте (Санкт-Петербург-2000)

Еще хотел добавить по поводу вот этой работы. Она в своё время была известна на весь город. Многие знают о нас именно из-за неё. Так вот у неё тоже интересная история. Эта работа была сделана в 2000-ом году, в соседнем дворе от двора SPP на Литейном проспекте. Работа была выполнена легально. Здание, на котором она висела — это здание туалета. Я пошёл к директору этого туалета и наплёл ей про то, что я студент художественной академии и что я могу нарисовать на их прекрасном здании масштабное полотно в стиле граффити! Мы подготовили стену, огородили её, чтобы машины не парковались и сделали за пол дня эту работу! Даже сейчас многие граффити-художники вспоминают её и говорят, что это было реально круто!

SAE — SAE (Санкт-Петербург, Литейный проспект-2000)

ТП — Много ли времени, сейчас, уделяете скетчингу и вообще, как думаете, важна ли эта часть в игре?

HN — Сейчас, к сожалению, очень мало скетчу — много времени отнимает работа. Считаю, что скетчинг является неотъемлемой частью граффити — ведь любая работа начинается с наброска. Сейчас некоторые художники утверждают, что всегда знают что рисовать и вполне могут обойтись без скетча, считая это пережитком времени. Но я никогда не подхожу к стене без скетча, (за исключением бомбинга и тэггинга). Я являюсь приверженцем разнообразия и развития в искусстве и не понимаю художников, которые в основном рисуют один и тот же шрифт, каждый раз только меняя раскраску.

BL — Я скетчу редко. Занятость не та, что 20 лет назад. Ну, а в принципе эскиз считаю половиной дела. Я не рисую без эскиза.

Эскиз работы на Литейном проспекте (Санкт-Петербург-2000)

ТП — Конечно нас интересует, вот этот развал SAE в 2001 году и то где вы пропадали все эти годы? А также, что толкнуло вас опять взять в руки баллон и начать регулярные выходы на улицу, за команду SAE?

BL — Мы перестали рисовать вместе в 2001. По отдельности мы делали до 03-04 годов. В 16 году мы с Нодаром решили вспомнить былое и приукрасить серые будни.

HN — Ну почему распадаются все творческие коллективы? — конфликт интересов, уход в семью или работу, выбор другого жизненного пути, потеря веры, в то, что ты делаешь и т. д. и т. п. Разумеется и мы не стали исключением — наша сила была в единстве — каждый друг друга стимулировал. Но со временем эта страсть сошла на нет, появились новые заботы и проблемы. Еще хочу подчеркнуть, что в нашей стране граффити заниматься не престижно, не прибыльно и не серьезно. Многие считают это занятием тинейджеров, а не людей смотрящих в завтрашний день!

Сейчас из пятерых участников команды, общаются между собой только двое: это мы с Вовой. Что же касается возвращения (скажу за себя), что все эти долгие годы я ни на миг не забывал о граффити и не мог ни чем заполнить эту пустоту, хотя и пробовал себя в других творческих отраслях. Я считаю, что основой нашего воскрешения, послужило возобновление общения с Вовой и объединение общих усилий и целей. Сейчас рисуем, только лишь в свое удовольствие.

SAE в полном объеме (Санкт-Петербург-2001)

ТП — Готовите, что-нибудь к 20-ти летию команды?
BL — Хотели продакшен сделать, но, в итоге, так и не собрались.
HN — Планировали сделать этим летом серьезную командную работу или мощный продакшен, но не сложилось. Теперь только следующим летом.

SAE — Paw, SAE, Mite, Azen (Санкт-Петербург-2001)

ТП — Кому бы из наших классиков граффити респектнули бы, может за творческое долголетие, за стиль или за какие-то другие заслуги?

BL — Конечно, могу выделить SPP за то, что они еще в середине девяностых показали каким должно быть граффити. Я испытал непередаваемые эмоции, впервые войдя в их двор. Очень запомнилась работа «Узлы» Макса Навигатора. Вот эти ребята и оставили глубокий след в моей памяти.

Ну и вообще, все наши первые графферы вызывают восхищение и уважение! Особое место принадлежит Крысу, который начинал всё это во времена СССР.
HN — Отдавал предпочтение трудам и заслугам команды SPP, очень жаль что ребята прекратили свою творческую деятельность. Ну, а из художников сегодняшнего дня, нравятся Ches и Truba, оба из Москвы! Многого и многих, к сожалению, просто не знаю.

SAE — SAE, Simon (Санкт-Петербург-2004)

ТП — Спасибо вам парни, что уделили нам время и ответили на все интересующие нас вопросы. Напоследок хотелось бы поздравить вас с круглой датой и пожелать вам еще как минимум столько же творческих лет в этой игре. Если у вас есть пожелания, приветы и советы, то самое время их озвучить, а мы на этом с вами прощаемся.

BL — Спасибо! Будем надеяться, что энергия творчества продолжит быть с нами. Хочу сказать спасибо всем, кто не забыл нас и всем, кто поддержал и помог нам вернуться на улицы, а именно: Aroe, Sens, Hus, Sop, Bear, Nitro, Shen, Chop, Caps, Azot, Bes, Milos. Ну и привет всем, с кем начинали в конце девяностых!

HN — Мы тоже вам благодарны за проявленный интерес к нашей команде, для нас большая честь и уважение сотрудничать с вами! Также хотелось поблагодарить вас за теплые поздравления с Днем рождения и еще за то, что вы делаете очень мощный продукт, сама идея которого, имеет для многих колоссальное значение. Что же касается финальных пожеланий и напутствий, то предлагаю на этот раз обойтись без слов и расстаться по-английски. (смеется)


Галерея 2016-2017



Если вас заинтересовало творчество команды SAE, то самый свежий стафф вы можете увидеть здесь — https://www.instagram.com/sae_graffiti_crew/ , или на улицах Санкт-Петербурга.
Весь материал, из личного архива команды SAE. 

Comments are closed.